?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: религия

Нестареющее. Обо мне и о том, что важнее меня...

Владимир Гурболиков, замглавного редактора "Фомы" - православного журнала для неверующих и верующих  . Справка о журнале -- в Википедии.

  sos-miloserdie.ru

ПРОЕКТЫ "ФОМЫ" - НУЖНА ПОМОЩЬ!

Подписка на основные наши новости, рекомендую:

Рассылки Subscribe.Ru
ФОМА он-лайн

Для журналиста, редактора "Фомы", который и ради личного интереса, и из интереса профессионального, старается завести как можно больше френдов, Живой Журнал -- это заколдованное место. В отличие от соцсетей.

С одной стороны, покидать его не хочется: тут многие люди все ещё пишут подробно и развернуто, как и принято в журналах. Это оооочень радует. И уходить не собираюсь.

А с другой: почти все довольствуются никами, и постоянно пытаешься понять или вспомнить, кто есть кто и либо попадаешь в дурацкую ситуацию при переписке, либо не знаешь, где и как человека найти, если он вдруг ЖЖ покинул. А френдов у меня... ну, скажем так, немало.

В связи с изложенным выше, моление:

Дорогие друзья (те, кому общение со мной небезразлично)! Может, как-то обозначитесь сообщением мне в личку? Кто вы в жизни и какие формы связи имеются (емейл, м.б. профиль в Контакте или на ФБ)? Чтобы я не краснел перед вами и мог как-то сориентироваться?
Очень буду признателен.



За фото спасибо Кире Выгривач :)
Небольшое интервью порталу "Правчтение" в связи с выходом моей книги. Спасибо за него Сергею Арутюнову. (Одно слово позволю себе добавить при републикации. "Нет" в ответе на первый вопрос). ;)

- Владимир, ваша новая книга называется «Боль, любовь, вера. Записки выжившего». Чувствуете ли вы сейчас, что ей предназначено занять в вашей биографии одно из самых значимых мест?

- Честно? Нет. Книга, скорее, вобрала те самые значимые места в биографии. Некоторые, конечно, не все. Я не считаю себя каким-то особенным человеком. Как раз самым обыкновенным, недостойным того, что мне дано от Бога. Поэтому важнее, наверное, что это не столько моя биография, сколько опыт, близкий многим людям. Которые также ищут, страдают, сомневаются, молятся, учатся любви к ближним... И — что мне было важно — никогда не бывают одни. Бог всё время рядом, в том числе, когда кажется, будто ты один на один со своими проблемами. Но – Он никогда не оставляет, и в этом главная радость и откровение.
- Что эта книга, экзистенциально раскалённая автобиография современного православного человека, его исповедь? Если да, то только ли перед Всевышним?

- Всё, что говорится, Бог слышит, в любом случае. Так что ты всё время, в общем-то, исповедуешь, проявляешь себя перед Ним. Часто, увы, своё недостоинство, неумение и эгоизм. То, в чём нужно исповедаться, в чём каяться нужно. Поэтому исповедь – ну да, наверное, это тоже исповедь
Но в принципе, книга не обо мне, а о тех, кого люблю, кто заставлял меня понять, как вдруг осознаёшь, что слова «я хуже всех» можешь и ты сам о себе сказать, глядя на ближних. Их самоотверженность, мужество, терпение страданий. Это приношение им, а не утверждение себя или попытка себя судить.
Часть текста убираю под кат...Collapse )
- Насколько подвигала вас к созданию книги работа в журнале «Фома»? Способствуют ли занятия православной и исторической публицистикой совершенствованию личностного самосознания? Какие материалы, подготовленные вами для журнала, подстегнули вас глубже взглянуть и на себя, и на путь Веры?

- Занятие журналом способствует смирению. Пониманию, насколько ты хуже живёшь и хуже пишешь, чем другие. Вокруг меня удивительные люди. Прежде всего, конечно же, мой друг, начальник и «зачинщик» журнала, Владимир Легойда. И он. И много-много людей (не только непосредственно в редакции «Фомы», кстати), которые так трудятся, так болеют за дело, так глубоко чувствуют и веруют, что я буквально каждый день изумляюсь, насколько же они – настоящие, как же я их люблю! Это поразительно, какое мне чудо дано: встретить столько прекрасных людей и столько получать добра и мудрости через них. Ну и знакомство с реальной, а не из интернета, жизнью Церкви. Говорят, что в наше время нет святых, что благодать якобы истончилась. Я буквально каждый день вижу или читаю свидетельства присутствия той самой благодати и святости. Я звоню, встречаюсь с человеком, а он ведь святой жизни, в нём свет Христов.

Конечно, есть грехи, есть то, что невозможно привести в идеальное состояние в этом мире, в этой жизни. Но тут происходит тоже чудо, какое происходило со мной и описано в этой моей книжке. Та же больница, где всё очень непросто, где хватает беспорядка и случаются тяжёлые ситуации, но где, вопреки массе обстоятельств, тебе могут дать время, а то и вылечить, исцелить... С больницами всё сейчас очень непросто. Непросто и с земной Церковью (поскольку она состоит из нас, поскольку я – грешен). Но без больниц жизнь станет страшной. Как и без Церкви. Там подлинная надежда, и если осознал, что болен, больше никуда не нужно идти.

+

Автор интервью: Сергей Арутюнов,
За счет помощи тех наших друзей, кто читает нас в интернете, а также собственных внутренних сборов, мы жертвуем подписки просветительским и реабилитационным центрам, общинам милосердия, воскресным школам, библиотекам и пр. То есть тем, у кого, как правило, совсем туго с деньгами. По 1-2 комплекта, полугодовые или годовые, как получается. Только нам важно получать и обратную связь от таких подписчиков. Чтобы и отзывы на журналы были, и пожелания, и просто понимание, как и чем живут эти церковные общины и центры. Заодно таким способом развивается и дополнительное информационное и методическое сотрудничество, появляются новые публикации, находятся новые способы оказать помощь.
Что требуется, чтобы "заявиться" на получение такой благотворительной подписки?

- Ответственное лицо (желательно, чтоб именно из числа непосредственных получателей подписки)
- Электронный адрес
- Контактный телефон (по желанию, но очень полезно)
- Почтовый адрес, на который оформлять подписку
- Справка-описание, чтобы мы понимали, какая именно община и почему просит подписку на журнал, каково её мат. положение, чем подписка на "Фому" может оказаться полезной и важной. И не нужно стесняться писать много! :)

Присылать заявки можно через вот эту форму:

По возможности, стараемся подписывать и семьи, и одиноких людей, так что такие заявки толе принимаем.
Гарантировать, что все заявки будут удовлетворены, мы, естественно, не можем. Но постараемся помочь. Многое зависит от активности наших попечителей.

P.S. Призываем откликаться тех, кто желает помочь пожертвованиями, хочет стать попечителем или партнёром в нашей благотворительной программе. Подробная информация находится по этой ссылке:

https://foma.ru/blagotvoritelnaya-podpiska-na-fomu-kak-mozhno-pomoch-stat-popechitelem.html .

Адрес для пожертвований на программу благотворительной подписки:
(над формой для заявки).

Простите мне, если какие-то слова, произнесённые сейчас, будут выглядеть сентиментальными или напротив, пафосными. Буквально час или два назад скончался папа нашего духовника, протоиерея Игоря Фомина, отец Георгий Фомин. Всё началось в субботу, во время всенощного бдения. Отец Георгий, стоя перед Царскими вратами на амвоне, почти закончил свою проповедь о Христе и апостоле Петре ("Любишь ли ты меня?"), о Кресте... и вдруг стал оседать, теряя сознание. Реанимация запустила остановившееся сердце, доставили в больницу. Но батюшка так и не пришёл в сознание. Видимо, душа его уже покинула тело в тот самый момент, когда он думал и говорил о Боге. Перед Царскими вратами... И в этом мне видится особый промысл Божий.

Я имел огромное счастье познакомится с отцом Георгием во время поездки в Святые горы, в Пушкинский заповедник, когда мы в друг друге нашли увлечённых собеседников. Говорили и говорили с ним - о вере, о науке (особенно истории), о жизни. И смотрели на эти дали, ходили по заповедной земле, где всё так тесно увязано с нашей верой и нашим прошлым. Там была возможность оставить на время всякие заботы. Вот, как раз тогда, восемь с половиной лет назад, я сделал этот снимок: батюшка на скамейке, с книжкой, между двух берёз...




Выглядит вроде бы даже строго (как и на некоторых снимках, какие довелось видеть), но сам он был совершенно добрым, даже в чём-то по-детски добрым человеком.

Наш дорогой духовник в наших разговорах много раз упоминал своего папу, и одно из этих воспоминаний мы договорились записать и поделиться с читателями журнала "Фома". Очень хорошо, мне кажется, что эти строки, полные сыновьей любви, батюшка успел прочесть и прослезиться, порадоваться за своего родного Игоря, уже опытного священнослужителя, мужа и отца. Он сумел передать нашему дорогому духовнику самые важные качества, при этом не принуждая, не выговаривая. А просто своим личным примером веры, любви и кротости.

Давайте, молясь сейчас Богу об упокоении отца Георгия и о здравии и утешении протоиерея Игоря и всей семьи, потерявшей любимого папу и дедушку, выберем немного времени и ещё раз перечитаем то самое воспоминание, о котором я писал? Это очень простая и безыскусная история, но в ней ответ тем, кто говорит, что христианство — это "религия слабых". Пример той самой христианской кротости, которая в итоге умеет сделать то, чего часто не могут самые могучие и богатые "хозяева жизни".Повлиять на умы и сердца людей, сподвигнуть их к поиску добра и света.


Итак, давайте перечитаем:

Протоиерей Игорь Фомин. ОтецCollapse )

И помянем этого человека. Который умел любить.
Фрагмент статьи Бердяева, сборник "Из глубины". Составлен был в самом начале Гражданской войны, напечатан, уничтожен, а потом издан за границей уже в 1960-е годы по одному уцелевшему экземпляру. Дам бердяевскую цитату о духовном смысле революции и том, к чему дело придёт, а потом несколько слов от себя... Напоминию: написано в 1917-1918 годах:
"Русская революционная мораль представляет совершенно своеобразное явление. Она образовалась и кристаллизовалась в левой русской интеллигенции в течение ряда десятилетий и сумела приобрести престиж и обаяние в широких кругах русского общества. Средний интеллигентный русский человек привык преклоняться перед нравственным образом революционеров и перед их революционной моралью. Он готов был признать себя недостойным этой моральной высоты революционного типа. В России образовался особенный культ революционной святости. Культ этот имеет своих святых, свое священное предание, свои догматы. И долгое время всякое сомнение в этом священном предании, всякая критика этих догматов, всякое непочтительное отношение к этим святым вело к отлучению не только со стороны революционного общественного мнения, но и со стороны радикального и либерального общественного мнения.
Достоевский пал жертвой этого отлучения, ибо он первый вскрыл ложь и подмену в революционной святости. Он понял, что революционный морализм имеет обратной своей стороной революционный аморализм и что сходство революционной святости с христианской есть обманчивое сходство антихриста с Христом. (...) Внешние гонения, воздвигнутые старой властью против революционеров, внешние страдания, которые им пришлось претерпеть, очень способствовали этой обманчивой видимости святости. Но никогда в революционной святости не происходило истинного преображения человеческой природы, второго духовного рождения, победы над внутренним злом и грехом; никогда в ней не ставилось и задачи преображения человеческой природы. Человеческая природа оставалась ветхой, она пребывала в рабстве у греха и дурных страстей и хотела достигнуть новой, высшей жизни чисто внешними, материальными средствами.
Но человек, фанатизированный ложной идеей, способен выносить внешние лишения, нужду и страдания, он может быть аскетом не потому, что силой своего духа преодолевает свою грешную и рабскую природу, а потому, что одержимость одной идеей и одной целью вытесняет для него все богатство и многообразие бытия и делает его естественно бедным. Это — безблагодатный аскетизм и безблагодатная бедность, нигилистический аскетизм и нигилистическая бедность. Традиционная революционная святость — безбожная святость. Это есть безбожная претензия достигнуть святости одним человеческим и во имя одного человеческого. На пути этом калечится и падает образ человека, ибо образ человека — образ и подобие Божье. Революционная мораль, революционная святость — глубоко противоположны христианству. Эта мораль и эта святость претендуют подменить и заменить христианство с его верой в богосыновство человека и в благодатные дары, стяжаемые человеком через Христа-Искупителя.
Революционная мораль так же враждебна христианству, как и мораль толстовская, — одна и та же ложь и подмена их отравляет и обессиливает. Обманчивая внешность революционной святости послана была русскому народу как соблазн и испытание его духовных сил. И вот испытания этого русские люди не выдержали. Искренно увлеченные революционным духом не видят реальностей, не распознают духов. Обманчивые, лживые и двоящиеся образы пленяют и соблазняют. Антихристовы соблазны, антихристова мораль, антихристова святость пленяют и влекут русского человека.
...В русской революции изживаются русские грехи и русские соблазны, то, что открывалось великим русским писателям. Но великие грехи и великие соблазны могут быть лишь у великого по своим возможностям народа. Негатив есть карикатура на позитив. ...Идея народа, замысел Божий о нем остается и после того, как народ пал, изменил своей цели и подверг свое национальное и государственное достоинство величайшим унижениям. Меньшинство может остаться верно положительной и творческой идее народа, и из него может начаться возрождение. Но путь к возрождению лежит через покаяние, через сознание своих грехов, через очищение духа народного от духов бесовских. И прежде всего необходимо начать различать духов.
Старая Россия, в которой было много зла и уродства, но также и много добра и красоты, умирает. Новая Россия, рождающаяся в смертных муках, еще загадочна. Она не будет такой, какой представляют ее себе деятели и идеологи революции. Она не будет цельной по своему духовному облику. В ней более резко будут разделены и противоположены христианские и антихристианские начала. Антихристианские духи революции родят свое темное царство. Но и христианский дух России должен явить свою силу. Сила этого духа может действовать в меньшинстве, если большинство отпадет от него..."
(Конец цитаты)
Мои внимательные (внимательные!) читатели — знают, что я очень скептически отношусь к нашим возможностям так говорить о революции и времени СССР, чтобы быть верно понятыми. Для себя ещё раз убедился в двух вещах.

1) Насколько Бердяев яснее был в оценках и в понимании перспектив, чем многие его современники, в том числе и авторы сборника. Его мысль о необходимости различения духов — фундаментальная. Невозможно было примирить воинствующий материализм (выражение Ленина) с духовным импульском коммунизма, в котором очень мало материального. В итоге, искушение, какое в церкви называется ересью хилиазма, то есть насильственной попытке создать идеальное общество на земле. Было невозможно предугадать, что порыва хватит на столько лет, но бомба была заложена в самой идее, которую обнаружила и привела в действие идеология "общества потребления". 
2) Мысль, что в революции каким-то образом проявятся и антихристово, и христианское начала, однозначно оказалась пророческой, хотя сам он наверняка там несколько иной расклад имел в виду. Оказалось, что христианское и антихристово в истории СССР выразится намного сложнее, чем это тогда казалось. И нынче многие упрёки, которые идут от тех, кто защищает советских деятелей и достижения Союза, часто имеют к нынешнему обществу (сами то не всегда осознавая) вполне христианские вопросы и упрёки. 
В общем, писатель оказался по сути прав, но не смог видеть из той эпохи парадокса, что в общественном смысле победят и не революционеры, и не христиане. А нами овладеют новые духи. Возможно, уже намного менее связанные с русской "почвой", чем те, коих призывал различать Бердяев.


Оригинал взят у fomaru в Чего хотят люди перед смертью: поразительные истории от сотрудницы московского хосписа

Она голландка по происхождению, хотя родилась в Индонезии. В молодости  переехала в Лондон. Православие приняла в 1977 году, когда стажировалась  в Москве. С митрополитом Сурожским Антонием обсуждала возможность  переезда в Россию и семь лет ждала его решения. Он дал согласие, когда  увидел, что ей хватит сил. Теперь Фредерика де Грааф работает в Первом московском хосписе — с теми, кто умирает. Наш разговор с ней — о смерти, любви и людях, которых она встретила за 12 лет службы в этом месте.

Читать материал на сайте foma.ru









Read more...Collapse )

ТАКЖЕ РЕКОМЕНДУЕМ:


9 вопросов о смерти


Смерть, которой ждут


Как говорить с ребенком о смерти

Оригинал взят у pretre_philippe в Опасно больной дочери священника нужна помощь...

Беда в семью иерея Александра Ляпустина пришла в 2015 году: именно тогда его дочке Маше, 21-летней студентке первого курса педиатрического факультета Кемеровского государственного медицинского университета, понадобилась помощь медиков.

- Маша перенесла ангину на ногах, пошло осложнение на почки, - рассказывает Александр Николаевич, папа девушки. - Из-за болезни дочке пришлось взять академический отпуск…

Диагноз врачей был однозначен: хроническая почечная недостаточность, нужна пересадка почки. Такие операции в принципе делают по квоте: Маша стоит в листе ожидания с 2015 года.

- Но у дочки редкая группа крови - четвертая положительная, и пока подходящего донора не нашли, - продолжает Александр Николаевич.
Read more...Collapse )
Давно обратил внимание на этого художника. Александр Простев. Рад, что в конце концов, познакомились с ним. В отношении его работ особая тенденция в народе: брать его произведения и разносить по социальным сетям без указания авторства. Получается, такое вот признание -- по-настоящему народный художник, если так его воспринимают... Сделали на сайте журнала "Фома" подборку его работ о блаженной Ксении...
Вчерашний Синод. Покаянная молитва о спасении мира от разорения (“О сохранении творения Божия”) ...


Господи, Боже Вседержителю, Содетелю и Творче всяческих, покрываяй водами превыспренняя Своя, всю землю древесы многовидными и животными различными наполнивый, и животворяяй ю, да вся тварь благодарит Тя, Изряднохудожника.

Ты еси Иже и человека сотворивый по образу и подобию Твоему, и в мире сем поставивый, во еже возделывати и хранити его.

Не отврати лица Твоего и ныне, Господи Человеколюбче, зря мир Твой расхищаемь от беззаконий и страстей наших. Яко сетует земля, древеса и былие исчезают, зверие и скоти, и птицы небесныя погибают за нечестие сынов человеческих.

Молимся Ти, Всемилосердый Боже, помилуй ны, исполни сердца наша светом Твоего богоразумия и приими покаяние наше, да возделываем мир Твой во благо душам и телесем нашим и во славу Пресвятаго Имени Твоего, Тебе бо подобает всякая слава, честь и поклонение Отцу и Сыну и Святому Духу ныне и присно и во веки веков.

Аминь.


Отсюда: http://www.patriarchia.ru/db/text/4158823.html




Хочу в этот день поделиться одним из очень любимых и примечательных для меня размышлением о Князе, которые оставил профессор Антон Владимирович Карташёв в своих "Очерках по истории Русской Церкви", написанных в эмиграции. Чтение, быть может, непростое (сделал свою выборку, хотя даю ссылку и полнуый текст главы), но буду рад, если друзья всё же не ограничатся "лайканием", а потратят немного времени и сил на то, что А.В. так горячо стремился донести до читателя в своём далёком 1959 году...

http://wordweb.ru/kartachev1/03_09.htm

Итак, Карташёв о преображении Святого князя Владимира:

vladimir_krewenie_1

"Как широкая русская натура, св. Владимир не только в деле внешнего крещения всей страны, но и внутреннего радикального изменения и обновления его социальной жизни, воспылал желанием повторить опыт первоапостольской церкви: — употребить всю силу государственной власти, все средства государственной казны на то, чтобы крещеные люди почувствовали, как говорит книга Деяний, что у них «одно сердце и одна душа», что у них «все общее». До Владимира еще ни одному главе христианского народа не приходила в голову такая мечта. (...)

Личная филантропия князя возвышается... до формул идеальных задач его княжеского служения, по нынешнему — его правительственной программы. Действительно, то, о чем говорит летопись и цитированные авторы, это — не личная только «милостыня» князя. Это социальная помощь в государственном масштабе. Это не откуп только куском хлеба или грошиком на жалобную просьбу нищего у окна, а активное снабжение из государственного центра по столице, по городам и захолустьям срочной помощью нуждающихся, здоровых и немощных…

Наши национальные свидетели с восторженным изумлением передают не только о широте этого опыта решений социального вопроса сверху, в рамках целого государства, волей христианского монарха, но и о мотивах его, тоже потрясающих христианскую мысль. Жития святых полны изумлением пред решимостью героев духа по одному только слышанию евангельского слова в церкви — все оставить и взять крест свой. Как мы уже видели, то же сообщает летопись и о князе Владимире в объяснение его сказочной филантропии. Летописи вторит и митр. Иларион, что св. князь «не до слышания стави глаголанное, но делом сконча слышанное», т. е. не хотел слова евангелия оставить просто для услаждения слуха, на решил осуществить их на деле. Можно себе представить, как должен был поразить воображение примитивного народа этот неслыханный опыт: — во всем государстве утолить всякую нужду! (...)

В наши дни апокалиптических искушений мира и русского народа властью, хлебами и чудесами техники, пред русской церковью во всей неотвратимости встал мировой социальный вопрос со всеми его соблазнами. Креститель наш дал нам пример, как вести себя на этом труднейшем пути. Христианский народ, христианские деятели, христианская власть прежде всего должны сделать все возможное для проведения во все стороны жизни нации заветов любви евангельской. Организовать дело христианского братолюбия на уровне современной нам социальной техники. Но народ и власть могут праведно осуществлять это дело только в меру действительной любви Христовой в сердцах самих и творцов и исполнителей всего дела. Без этого духовного, благодатного основания, одна механика «добра» превращается в бессильное, фальшивое и злое дело. (...)

Лишь наивные люди, ожидающие в наши дни реставрации патриархальной теократии, могут мечтать пытаться повторить буквально то, что уже неповторимо в силу безвозвратности совершившейся исторической эволюции. Вопрос социальной справедливости сейчас все равно решается и будет решаться независимо от церкви на позитивных началах рационалистической культуры. Хронологически церковь опоздала взять в этом деле инициативу и водительство. Но она никогда не опоздает внести в гущу даже чужеродных ей общественных отношений свой преображающий дух, свой нравственный корректив внутренними путями: через сердца верующих, участников социального строительства, будут ли то отдельные лица, или их сообщества, или уже существующие органы церкви в виде ее иерархии, соборов и т. д. Эти пути не закрыты пред ней ни при каком строе. (...) Исполнение завета нашего Крестного Отца — кн. Владимира лежит на ответственности не только невероятного еще в наши дни теократического монарха, но на ответственности всех нас, членов православной церкви, при всех имеющих случиться политических и социальных режимах. При всех этих самых разнообразных возможных режимах мы — духовные дети нашего крестителя не имеем права пренебрегать заветами нашего первого христианского строителя земли русской. (...)

Русская земля, а с ней русская церковь, не могут не быть носителями «великой совести». Нынешняя тирания бессовестности — лишь временное наваждение. Существующие типы рас и культур сложились еще в доисторические тысячелетия и до сих пор остаются в главном неизменными. 70 лет извращенческого перевоспитания не изменит духовной глубины русской души. Она вспомнит праотца своей культуры, человека «великой совести», св. князя Владимира и возгорится желанием исполнить его заветы."

1959 год


Отсюда: http://www.patriarchia.ru/db/text/1645119.html 

"...Булгаков предпринимает невероятный по своей силе эксперимент. Он вводит сверхчувственное начало — дьявольское начало, потому что Божественное бы не прошло — в контекст современной ему Москвы, причем вводит это начало в соприкосновение с реальной жизнью людей.
И что же происходит? Давайте посмотрим повнимательнее. Ведь Воланд выглядит приличнее, чем москвичи. Он дурит, но дурит с высоты своего престола, и с какой страстью в эту дурь вовлекаются люди! С какой легкостью они принимают искушения дьявола! Насколько они хуже, чем дьявол! И показать это ужасное падение тогдашнего советского человека, его нравственности, его отношения к добру и злу — к продажности, к коррумпированности, к непринципиальности — невозможно было сделать иначе, как только в рамках некоей притчи, метафизической притчи. Никто же не верил в дьявола, никто не верил в Бога — вот и читали как сказку; но эта сказка дала людям возможность посмотреть на самих себя, соотнося свои собственные убеждения и образ жизни с самым темным и нехорошим, что вообще может существовать, — с дьяволом.
А ведь в каком-то смысле дьявол господствовал в том обществе. Он был главным. Ну, каким же иным способом можно было громко, на всю страну об этом сказать — что мы во власти дьявола, что он нами управляет? Булгакову это удалось сделать мастерски, и поэтому я не оцениваю и не хочу даже говорить на тему, насколько повесть о Понтии Пилате соответствует реальности. Не соответствует! Насколько этот роман соответствует каким-то православным канонам? Не соответствует! А какая польза? А польза в том, что он впервые в послереволюционное время, в то время, когда в стране уже не было никакой свободы, реально сказал о господстве темной силы в жизни тогдашнего советского общества. Думаю, именно поэтому его роман стал бессмертным..."
 








Когда-то мы со отцом Дмитрием вместе работали в профсоюзной газете. Это один из талантливейших журналистов -- но он избрал служение Богу. И тем не менее, постоянно радует: мы в "Фоме" публиковали его художественные фото:

http://www.foma.ru/article/index.php?news=3952

А вот последнее время я постоянно слежу за рождением цикла житейских диалогов, которые он "налету" выхватывает из течения жизни.

Он стремится избежать фальши -- потому не надо ожидать от диалогов неких уроков благочестия. Это -- пусть по-писательски волшебное -- зеркальце, такое, как у Пушкина: "Свет мой зеркальце, скажи..." -- и оно в ответ "выдаёт" все "но" о нашем житье-бытье.

Только его "зеркало" всё-таки по-христиански доброе, не-осуждающее.

http://dmsverdlov.livejournal.com/


Отец Дмитрий, только не останавливайся!! Так хорошо, честно, смешно-грустно, правдиво получается у тебя писать о нас, о себе, о детях наших... Бог в помощь!



По
д катом большая подборка миниатюр, которую я имел наглость выстроить в некое подобие цикла. Надеюсь, отец Дмитрий простит меня...

Осторожно, трафик!



Read more...Collapse )






Издательство "Никея" выпустила первый сборник статей Саши.
Не могу не процитировать пост на их блоге:



новинка Однажды ученик великого мудреца решил испытать своего учителя. Он поймал бабочку и подумал: «Вот мой учитель все знает, сейчас подойду к нему и спрошу: в моей руке бабочка, как ты думаешь, живая она или мертвая?

Если скажет, что живая — я сожму кулак, и она умрет, если скажет, что мертвая — я разожму кулак, и она улетит». — Учитель, в моей руке бабочка, как ты думаешь,живая она или мертвая? — Все в твоих руках, — ответил учитель.

Спор о бытии Божием чем-то напоминает эту притчу. Одни и те же факты и знания о мире, словно бабочку в ладони, можно использовать в качестве аргумента как со стороны веры, так и со стороны безверия. Все зависит от нашего желания,
все в наших руках. Но вот почему человеку хочется, чтобы Бога не было? Ответ на этот вопрос не нужно искать слишком далеко. Достаточно просто внимательнее заглянуть в собственную душу.

"Бабочка в ладони" — книга постоянного автора журнала "Фома" Александра Ткаченко.

Вот что пишет в предисловии ко книге профессор МДА Алексей Ильич Осипов, и лучшего него никто о книге не расскажет:

"Психология современного человека такова, что он во всем ищет некий практический смысл, прежде всего, задаваясь вопросом: «А зачем мне это нужно?» Предлагаемая книга Александра Ткаченко ориентирована именно на такого читателя, который не удовлетворяясь общими рассуждениями, стремится понять — что же такое Православие применительно к его жизни? Что оно может дать ему лично? От чего защитить? В чем помочь?



Автор открыто ставит эти вопросы, которые мучают множество искренне ищущих, и часто уже верующих людей. Он не боится затрагивать самые неудобные из них, часто специально заостряя их еще сильнее, вплоть до того предела, за которым, казалось бы, ответ на них уже невозможен. «…Предположим, что Бог действительно есть любовь». Но тогда «как Бог-Любовь допустил весь этот кошмар человеческой истории, с ее войнами, насилием, реками пролитой крови? Куда Он глядел, когда любимые Им люди так жестоко страдали и мучились? И самое главное: зачем любящий Бог сотворил человека, зная, какая печальная судьба его ожидает?».
Многие материалы этого сборника отвечают на подобные вопросы читателей журнала «Фома». Автор дает логически обоснованные и святоотечески укорененные ответы без уверток, ясные, внушающие уважение своим подстрочным призывом к читателю принять участие в дискуссии. И это единственно возможный сегодня подход к проповеди христианства.
К сожалению, в современном мире сильно распространены неправильные, а подчас и вовсе ложные представления об основополагающих истинах христианского вероучения и основ духовной жизни в Православии. Кто есть Бог? Что такое — спасение, каков его путь? По таким важнейшим вопросам на страницах популярных журналов можно встретить немало общих слов.
В книге эти темы не просто затронуты, и по ним Александр Ткаченко высказывает не какие-то личные гадания (по образу и подобию древних и новых афинян, вечно ищущих чего-либо новенького), но предлагает, как правило, святоотеческое учение — единственно твердый критерий в уяснении основополагающих истин человеческой жизни.
Статьи сборника написаны в одном ключе, которым является главная истина христианства — Бог есть Любовь. Каждой статьей автор старается объяснить, что единственным действием Бога в отношении человека является благо человека. Лейтмотивом всей книги можно было бы назвать замечательное высказывание святого Исаака Сирина: «Он [Бог] ничего не делает ради возмездия, но взирает на пользу, которая должна произойти от Его действий, ибо где любовь, там нет возмездия; а где возмездие, там нет любви». Бог не мститель за зло, но Врач, готовый помочь каждому обращающемуся к Нему.
 
Еще одна магистральная тема книги Александра Ткаченко — духовная жизнь, православное понимание добродетели, страсти, борьбы с грехом и страстями: «Удару предшествует замах, злому делу — соответствующее устроение сердца. И если не остановить в себе зло на этом, внутреннем этапе, оно может вырваться наружу уже в виде безнравственного поступка или преступления. А может и не вырваться, но самому человеку от этого не станет намного легче, ибо не всякое зло направлено вовне, на других людей. Ну, к примеру, какая беда окружающим от чьей-то зависти? Они могут и не знать о ней вовсе, а вот сам этот несчастный просто зеленеет от одних только мыслей о чужом преуспеянии и медленно убивает себя собственной страстью. То же самое можно сказать о гордости или об унынии».
 
Автор постоянно обращает внимание читателей на один из важнейших принципов христианской аскетики, который требует не просто безупречной нравственности, но духовной работы над собой — борьбы со злом в самом сердце на уровне помыслов и желаний, определяющих весь строй и ход нашей жизни. Очевидным достоинством книги является ее язык. Александр Ткаченко обладает счастливой способностью говорить о сложных вещах просто и доходчиво, иллюстрируя свои мысли яркими образами и сравнениями. Серьезное изложения материала он сочетает с тонким юмором, которым удачно растворяет свое повествование. Благодаря такой подаче материала, серьезная книга не становится скучной, читается легко и интересно".

Оформление книги сделано нашим дизайнером, Максимом Пименовым. Идея в том, что книга - как раз та бабочка, о которой говорится в притче.

Все в ваших руках!

13 мая в 19 часов в притворе храма св. мц. Татианы открывается выставка работ выпускников фотошколы «Позитив»

На выставке будут представлены работы выпускников курса «Мастер документальной фотографии». Это будут фотоистории о жизни православных людей, об их семьях, работе, увлечениях, друзьях.



В этом году героями многих фотоисторий стали прихожане храма св. мц. Татианы – писатель и филолог Алексей Варламов, первый заместитель руководителя объединенной редакции новостей РИА «Новости» Наталья Лосева, корреспондент программ «Русский взгляд», «Главная тема» и «Город» на 3-канале «Московия» Александр Егорцев, филолог, журналист и переводчик Александра Никифорова, аспирант факультета журналистики МГУ Юлиана Годик и другие.

Кроме того, будут представлены фотоистории из жизни композитора и певца Владимира Щукина, помощника ректора МДАиС, заведующего Церковно-археологическим кабинетом МДА отца Игоря Михайлова, клирика Казанского собора на Красной площади протоиерея Игоря Фомина, редакционного директора и издателя журнала «ХлебСоль» Анны Людковской, а также первого заместителя православного журнала «Фома» Владимира Гурболикова.







Фотошкола «Позитив» – школа документальной фотографии, в которой учат видеть в человеке самое лучшее и показывать это в своих снимках.

«Несложно сделать броский коммерческий снимок чужого горя или социальной несправедливости; таких фотографий много, и кажется, что жизнь состоит только из этого. Однако у мира есть другая сторона, и в нем есть те, кто остается светлым и добрым несмотря на то, что и их жизнь не всегда проста, те, кому вера помогает справиться с несовершенством этого мира», – пишут на сайте фотошколы. Именно такие люди – герои выставленных фотоисторий.

Главным объектом творческого интереса преподавателей и слушателей фотошколы «Позитив» является человек. Слушатели и выпускники школы призываются в своих работах запечатлеть собирательный образ нашего современника, отобразить его внутреннюю, духовную жизнь, которая проявляется в отношениях человека с Богом, миром, людьми и с самим собой.

Курс «Мастер документальной фотографии» дает слушателям представление о мире современной документальной фотографии и готовит их к началу самостоятельной работы над документальными проектами.

В прошлом году итоговая выставка выпускников курса «Мастер документальной фотографии» также проходила в храме св. мц. Татианы. В этом году выставка продлится с 13 до 30 мая.



По материалам интернет-издания «Татьянин день».











Большой и интересный разговор с Георгием Михайловичем Гупало о причинах невысокой тиражности наших православных изданий, в том числе и "Фомы".

Советую прочесть все диалоги, а сам сошлюсь на ветку нашего непосредственного диалога с Георгием Михайловичем:

http://gm-dar.livejournal.com/120199.html?thread=1462407#t1462407

Мне кажется, главная проблема тут - в информированности и присутствии. Две вещи НИКТО из числа православных изданий не может себе позволить: это проплаты сетям за тотальное присутствие на книжном и журнально-газетном рынках и массированные траты на рекламу в крупных, особенно электронных, СМИ + мощные пиар-акции.

Без этих двух компонентов не существует сейчас ни одно массовое издание. Но это удаётся делать только лишь потому, что такие газеты и журналы являются активными игроками рекламного рынка -- и как раз основную часть поступлений от рекламы они сюда и вкладывают. Как бы делятся с сетями и каналами частью рекламных денег.

Для православных СМИ этот путь пока закрыт. Остальные вещи, включая равнодушие некоторых священников и даже враждебность кого-то из продавцов в церковных лавках -- намного менее значимые проблемы уровня "Фомы" или "Нескучного сада", чем отсутствие бюджетов на продвижение, рекламу и пиар. Были бы эти средства - думаю, как минимум, несколько изданий имели бы намного бОльшие тиражи...

Да, и не надо списывать со счетов фактор времени. Недаром в ответе относительно польской католической газеты подчёркивалось, сколько лет она выходит. Фактор времени -- это рост значения иной формы попадания к читателю, -- подписки.

Если почта работает хорошо, если подписка не слишком затрудничтельная процедура и если издание много лет и десятилетий формирует свой клуб подписчиков, то тираж в пятьдесят тысяч не выглядит таким уж фантастическим...


p.s.

Одно уточнение. Говоря о тиражах, надо понимать, сколько читателей приходится на один экземпляр издания. В случае с "Фомой" существуют данные большого исследования-анкетирования (опрошено было, если не ошибаюсь, более 15 процентов подписчиков), проводившегося дважды в 2007-2008 годах. И цифры такие. Один экземпляр "Фомы" В СРЕДНЕМ прочитывало 9 человек (притом, что были, конечно же, и одинокие читатели, и семейные пары). При этом практически нет крупных остатков тиража на складах, тем более нет практики (существующих у некоторых иллюстрированных журналов) показывать супер-высокий тираж, завозить большие партии по сетям, а потом пускать непроданную часть "под нож". Думаю, такая же ситуация у "Нескучного сада", "Наследника", "Славянки", "Отрока уа" и некоторых других профессионально развивающихся изданий. Особая ситуация об официальных церковных СМИ (которые также сейчас работают весьма и весьма профессионально), но это особая тема.







Попросили меня запостить (вдруг кто-то отзовётся):

Режиссёр-кинодокументалист Олег Иванович Ракутько (член Союза кинематографистов, автор многих документальных лент, лауреат международных премий...) для нового документального фильма о преподобном Сергии Радонежском ищет женщину, находящуюся на девятом месяце беременности, со сроком рождения ребёнка (мальчика!) – 8 октября 2009 года, которая согласилась бы принять участие в съёмках, а именно: до рождения младенца (в храме), и после рождения – во время крещения младенца с именем Сергий.

Мы надеемся на отклик православных людей – всех, кто знаком с находящимися в подобном положении женщинами, а равно и к самим женщинам, готовым участвовать в этом кинопроекте. Откликнитесь!

Эл. адрес режиссёра О.И. Ракутько:"orakutko Oleg Rakutko" <
unicom.c@gmail.com>,
          пом.режиссёра: "Ракутько Ольга" <
olgarakutko@yandex.ru>,
Моб.: 8 903 291 46 19; тел.: (495) 396 45 65


Епископ-чародей. Невыдуманное в фантастике Клиффорда Саймака

http://www.liveinternet.ru/users/dmpershin/post103243350/


"Евангелие возобладало над космической нечистью. Земля освободилась. Человечество вышло из средневековья, появились фантасты и поведали нам об этой истории. В определенном смысле Саймак, как умел, продолжил дело святого Катберта, просветителя и святителя Северной Англии.

Почему еще я обратился к этой теме - уж больно неглубокими стали читатели: в сети Саймака полоскают за непонятный смысл "Братства талисмана" - на ресурсе альдебаран. Альдебаранный перевод, кстати, слабенький.

Перефразируя Экклезиаста: время вступиться за фантастику и вспомнить про реальных святых..."





Перевранный Филарет...


"Люби врагов своих, ненавидь врагов Божиих и бей врагов Отечества", - так сейчас в интернете "цитируют" святителя Филарета Московского.


А вот, что он говорил НА САМОМ ДЕЛЕ:

"Гнушайтесь убо врагами Божиими, поражайте врагов отечества, любите враги ваша. Аминь."

Сочинения Филарета, Митрополита Московского..." , Москва, 1873


На мой взгляд, разница огромная...



Почему Корчевников

Небольшое предисловие к обмену мнениями, которое воспоследует. Опять, наверное, будут говорить потом о том, что мы обостренно воспринимаем критику в адрес "Фомы". Но есть тут ошибка в восприятии: не то, что мы критики не желаем, и она нас раздражает. Нет: эмоциональность наша вызвана жадным желанием нормального, живого обсуждения того, что почему-то обсуждается полушепотом (конечно же, если речь о споре и критике по существу, а не о лжи и гадостях, что увы, быывает) . Вот и сейчас я "набросился" на критический пост про Корчевникова вовсе не с целью автора разорвать в клочья. Совершенно иначе: меня переполняет радость от возможности обсудить и объясниться по поподу проблемы, которая сопровождает и будет сопровождать выпуск любого миссионерского журнала. Проблему так называемых вип-персон.

Я с огромной радостью прочитал слова девушки, которая совершенно ясно и четко высказалась по этому поводу. Цитирую: 

Претенциозно


  • Почему-то стихи и песни о Боге трогают меня намного больше, чем молитвы, напечатанные чудным шрифтом и непонятные, чем священники в черном, чем ритуалы в церкви.
    Мое любимое - конечно, Ахматова, Блок. Вера Ахматовой, как я вижу это в ее стихах, - спокойная, тихая, светлая, уверенная. Она с ней родилась и выросла, с ней шла по жизни, влюбляясь и расставаясь, "моя окровавленный пол с сиделками тридцать седьмого". Почему когда она пишет про вечернюю службу - это так необыкновенно красиво, и спокойно, и щемит в груди?
    "И сказала - Господи Боже, прими Раба Твоего". Почему здесь эта большая буква так органична и не режет глаз?
    "Первый луч - благословение Бога - по лицу любимому скользнул..."
    Вера - не борьба, не сомнение и не страх, а просто жизнь, как петь, дышать, писать, целовать.

    А вера Блока - любить. Я не знаю, как относиться к обожествлению Прекрасной Дамы, я хочу видеть в этом цикле только Бога, Богородицу и веру...
    Например: "Прильнув к церковной ступени, боюсь оглянуться назад!.." Да это же порыв, трепетание жизни в руках, движение, боль, любовь! В то же время - искупляющая боль, от которой душа очищается и можно потом подняться и уйти, успокоенному...
    Или: "Я знаю - Ты близко. Тебя здесь нет. Ты - там". Для меня - очень точно.

    А из песен недавних - Сурганова:
    Как бы ни была далека на губах улыбка
    Бога, но я знаю, Ты всегда со мной...
    Или "Ромео и Джульетта":
    Господь наш Всевышний,
    Ты все видишь и слышишь,
    Наш Отец, слышишь стук сердец...

    Открываю сайт "Фомы" и вдруг вижу фотку Бориса Корчевникова. В "Кадетстве" он играл. Почему, почему, когда еще даже не открыла статью, поняла, что интервью у него брал Константин Мацан? Пролистываю до конца - точно...

    Одного не могу понять: если ты веришь, ну зачем напоказ? Зачем фото на обложке, интервью на радио? Корчевников ведь говорит в этом интервью о Евангелии только вскользь, почти целиком статья посвящена ему лично: я прихожу в церковь, мой духовный наставник, мой герой, мой сериал, моя работа... Это не только он, это вообще в "Фоме". Такое ощущение, что все эти "известные люди" будто зовут: делай как я! Ты еще не в Православии? Ну, тогда мы идем к вам! Я такой успешный, богатый, красивый, знаменитый - я верю! Делай, как я, и будет тебе счастье - и объяснение мироздания, и деньги, и слава... Это же ведь типичный прием "психологии рекламы"...
    Просто это понятно, что есть много людей, которые верят; и даже очень интересно узнать, как они к вере приходили. Но при этом в центре, на мой взгляд, все равно не может стоять человек. Должно быть что-то другое, что-то глубже. Ведь все равно чужой путь не повторить. Тот же Корчевников: что ему оттого, что он рассказал вот о себе, сфоткался с Костей на кухне (кстати, похожие фотки были в интервью про Ленинку)? Миссионером, что ли, стал? Миссионерами, на мой взгляд, могут себя считать только те, кто разрешает противоречия, связанные с верой, а не просто использует свое лицо для ее рекламы...
    Просто почему меня все это так задело: столько лет "Фоме", уже, наверное, с полгода я его читаю, и для меня не в новинку имена многих "друзей "Фомы": Вяземского, Любимова и других. Но вдруг я открываю сайт и на меня сваливается просто поток Бориса Корчевникова (который, кстати, до этого успешно зарабатывал деньги съемками для журнала "Yes: Все звезды", в том числе, был и на обложке). Вот если бы он тогда рассказал, что он верующий, это значило бы, на мой взгляд, намного больше.. А тут просто лавина веры: передача на радио, интервью, миллион глянцевых фото, вопрос - тоже ему..."
  •  

Такое вот мнение. Автору его я искренне благодарен. И вот какие мысли вызвало оно во мне.   

В истории христианства бывали очень разные ситуации, на которые можно посмотреть под тем же углом зрения. Может, на первый взгляд, почти дикая параллель, но вот, апостол Павел... Он, конечно же, не снимался в глянцевых журналах, он ВНЕШНЕ был очень правильным, но притом он-то совершал кое-что пострашнее: участвовал в убийстве архидиакона Стефана, выявлял и арестовывал христиан... А потом он обратился и стал всюду говорить о вере во Христа. Он даже вступил в споры с апостолами, лично видевшими Христа. 

Наверное, и ему можно было бы сказать: "Как ты можешь всюду и во всеуслышанье говорить о Христе?! Кто ты такой?? Покаялся, пришел в Церковь - и сиди тихо, грехи замаливай". И думаю, кто-то так Павлу и говорил, даже уверен, что говорил. Но Павел свидетельствовал, в том числе свидетельствал и от себя, и о себе, через "яканье". Это плохо? - Нет. Не в том, что человек говорит "я" дело, а в том, как и чем он живет, О ЧЕМ свидетельствует. В отношении Корчевникова - я не могу согласиться, что он говорит о "себе-любимом". Тем более это трудно было бы Вас сказать, если бы Вы слушали нашу радиопередачу с его участием. Мы, кстати, её завтра опубликуем, обязательно опубликуем. Потому что его слова - глубокое свидетельство того, насколько человек в вере меняется. И Корчевников совершил за два года воцерковления гигантский рывок и в жизни, и в образе мыслей. Его работа в последние годы, съемки в том же "Кадетстве" сообразны изменениям в нем, они говорят в его пользу, это при том, что всякий человек имеет какие-то грехи перед Богом. И раньше, снимаясь для обложек, он вряд ли мог сказать о вере - поскольку обрел её Борис совсем недавно. 

Мы считаем очень важным дать Борису возможность обратиться к мальчишкам и девчонкам, смотрящим "Кадетство" (кстати, очень неплохой с моей, родительской точки зрения, фильм-повод-говорить-с-детьми) в свои одиннадцать-шестнадцать лет, с этими (простите за цитату) очень важными для них словами: "«...Когда я шел в стихаре впереди крестного хода, я подумал: вот я несу фонарь, а потом возьму и выругаюсь матом. И я вдруг понял: либо одно, либо другое. Либо мат, либо крестный ход. И ясно, было, что выбирать надо последнее». Словами об "уродстве того, что называют "гражданским браком". И множеством иных ценных для этих ребят мыслей. Не Корчевников нас заставил или проплатил, чтобы на обложку попасть, ему это сейчас, в нынешнем его (кстати, вовсе не каком-то сверхбогатом) состоянии - и невозможно, и не нужно. Мы с ним советовались и решили, что ему нельзя не говорить о своем опыте, мы его попросили. И он говорит. И это его свидетельство, мне кажется, вполне достойное того, чтобы оно прозвучало громко.

 ...

Таково мое мнение. Естественно, проблемы оно не исчерпывает - это лишь штрих в очень большом и полезном "разборе полетов", который, уверен, будет продолжаться столько, сколько и существует наш журнал. На всякий случай, вот тут есть ссылка на то виртуальное интервью с Борисом, которое здесь упоминалось.

Перечитывая заново...

ПОТОМКИ КАИНА



Он не солгал нам, дух печально-строгий,
Принявший имя утренней звезды,
Когда сказал: "Не бойтесь вышней мзды,
Вкусите плод и будете, как боги".

Для юношей открылись все дороги,
Для старцев - все запретные труды,
Для девушек - янтарные плоды
И белые, как снег, единороги.

Но почему мы клонимся без сил,
Нам кажется, что Кто-то нас забыл,
Нам ясен ужас древнего соблазна,

Когда случайно чья-нибудь рука
Две жердочки, две травки, два древка
Соединит на миг крестообразно?


 Николай Гумилев

 
Пишет Доктор Ливси (</a></font></b></a>doctor_livsy)
Воскресное.
Давно уже замечаю такую любопытную вещь: отношение атеистов к людям верующим не укладывается в обычную человеческую неприязнь "я люблю шашлык, а он вегетарианец" или "я играю в шашки, а он более за "Спартак".

Ну, казалось бы, какая тебя разница, человече, что некие люди, тебе не родные и не близкие, верят в Бога, которого ты считаешь придуманным? Их проблема! Свое время тратят, а не твое! Свои деньги, а не твои! Что же ты мечешься, ругаешься на долгие церковные службы "на непонятном языке" и пожертвования, которые собирают "зажравшиеся попы". Ну тебе-то что?

Но люди почему-то ругаются, спорят, требуют немедленно прекратить эту глупую веру в Бога. Прямо-таки классовая ненависть...

И я наконец-то понял - так ведь оно и есть. Это та же самая классовая ненависть. Ненависть обездоленных - к богатым. Тех, кто себе отказывает в вечной жизни - к тем... ну, кто хотя бы верит, что ее имеет!

Ну как же не ненавидеть человека, который уверен, что Христос дал ему жизнь вечную - или что Аллах займется его посмертным существованием - да хоть бы даже и Ктулху оживит его после смерти! Неважно, во что человек верит... в любом случае человек неверующий испытывает рядом жесточайший дискомфорт. Впереди у него - неглубокая могила, жирные белые черви, медленно распадающиеся кости, короткая скорбь родных и близких, а потом - чаще всего - вечное забвение. Впереди у подлеца верующего - вечность!

Да это посерьезнее ненависти пролетария, грызущего черствый сухарь и наблюдающего за буржуем, трескающим рябчиков с ананасами. Душа не стерпит - даже если увериться, что ее нет...

Как говорит коллега Березин - извините, если кого обидел.


(Оригинал тут...)

Фотографии набросаны пока в беспорядке

 

Существует стереотип, что пожилые люди в Церкви — это недобрые, бесконечно шипящие на окружающих старухи. Не разбираясь толком в догматах веры, они бросаются поучать «бестолковую молодежь». Однако это поспешный и поверхностный взгляд. Ведь именно благодаря самоотверженности многих из этих женщин, их верности и любви, во время гонений советского времени церковная традиция в России не прерывалась. Именно они пронесли искреннюю веру через всю свою жизнь и передали ее нам, своим потомкам. Да и так ли уж сердиты и непримиримы они — бабушки в православной Церкви?




Храм Успения Пресвятой Богородицы в деревне Закобякино
 

Таисия Петровна Щеглова

Успенский храм в деревне Закобякино Ярославской области издали виден каждому, кто едет по дороге из Ярославля в Любим. Говорят, в старину звон церковного колокола был слышен в Костроме, до которой отсюда всего полсотни километров. Колокольню Закобякинского храма проектировал и строил сам губернский архитектор Андрей Михайлович Достоевский, младший брат знаменитого русского писателя. Величественный храм окружает кладбище, за ним — раскинулось огромное поле, на другой стороне которого виден старый деревенский дом. В этом доме живет местная легенда — Таисия Петровна Щеглова, стараниями которой в советское время закобякинский храм был спасен от закрытия и разорения. Таисия ожидает нас у ворот храма. На ногах — валенки, в одной руке — лыжная палка, в другой — видавшая виды деревянная трость.



— Вышла из дома на лыжах, а дорога-то такая, что можно пешком идти, — улыбается бабушка, — вот лыжи возле дома и оставила, а в храм с двумя палками пришла!

«Баба Тая», как называют Таисию в Закобякино, действительно человек необычный. У нее своеобразная речь, наполненная давно забытыми в городе словами, веселый огонек в глазах и изумительная улыбка. В свои восемьдесят семь лет эта старушка держит в доме корову, двух телят и гуся, который «вместо собаки».



 — Мы не устаем удивляться работоспособности и искренней вере Таисии Петровны, — говорит настоятель храма священник Сергий Корсаков. — У нее за плечами всего один класс образования, но мудрости в этом человеке столько, что на несколько академиков хватит!





Когда в послевоенное время закобякинский храм остался без священника, Таисия взяла на себя управление приходом. Она исправно платила все налоги, на большие праздники выписывала из Ярославля священников.
— Для этого сначала надо было ехать к областному уполномоченному по делам религий, потом к владыке, я и ездила, — вспоминает Таисия Петровна, — а однажды и до Москвы добралась!
Она с улыбкой рассказывает, как ездила к председателю Совета по делам религий при Совете Министров СССР Владимиру Куроедову, чтобы уберечь приход от закрытия. Грозный чиновник, которого в то время боялись даже архиереи, принял малограмотную женщину, выслушал ее.
— Я ему говорю: «Сынок, не надо храм-то наш закрывать, где мы молиться-то будем?» А он мне просто так отвечает: «Да не волнуйся ты, Таисия, оставим твою церковь». Так храм и выстоял.





У Таисии Петровны семеро детей и тридцать внуков и правнуков, и эта энергичная женщина ни одного ребенка не рожала в больнице. Не из презрения к врачам, а потому, что некогда было по врачам ходить.
— Думаю, вроде, рожать пора, — рассказывает Таисия, — уйду куда-нибудь подальше, полосу дожинать, там и рожаю, потом уже младенца домой в платье несу.
Правда, растить своих чад Таисии пришлось одной: она стала вдовой в возрасте двадцати восьми лет. Несколько раз власти пытались забрать детей из семьи: считали, что трудно вдове справиться с ними. Однако каждый раз заставали дома одетых, обутых, умытых и довольных жизнью ребят.



Сейчас все дети разъехались кто куда, вместе с мамой живет лишь одна из дочерей.
— А как съедутся сюда дети и внуки тети Таи, — рассказывает отец Сергий, — храм сразу становится полным. Мы их так и называем в шутку: клан Щегловых!
Таисия не в обиде на детей, что не остались жить в деревне. Она прекрасно понимает, что в развалившемся колхозе сегодня делать нечего. При этом бабушка никогда не интересовалась политикой и экономикой:
— Некогда замечать мне перемены в государстве — надо в церковь идти, здесь моя отрада! Ничего мне в этой жизни не надо. Золото клади — все равно убегу! Сделаю по дому все дела и бегу в храм Божий! Здесь — настоящая жизнь!
Рассказывают, что в деревне у Таисии Петровны есть завистники и недоброжелатели. Кто-то считает ее чуть ли не злой ведьмой, уж больно хорошо все у нее получается, и любые невзгоды она переносит с неизменной улыбкой. Вот и думают односельчане, что Таисия имеет дело с какой-то неведомой магией. Однако, глядя в чистые глаза этой бабушки, понимаешь, что тут дело не в магии, а в молитве и трудолюбии. Всем окружающим Таисия желает добра и любви к Богу:
— Детки мои, живите с Богом, не обижайте Его! Он всех вас видит и любит! Вот и нам надо любить Бога от всей души. Не забывайте о Церкви, не ленитесь трудиться, и все у вас будет хорошо!




 






Храм Покрова Божией Матери в городе Переяславль-Залесский






Тамара Николаевна Житникова

Двадцать пять лет назад действующих храмов в Ярославской области было совсем немного, да и оставшиеся святыни постоянно находились под угрозой закрытия. В Воскресенской церкви села Красное Переславльского района в течение тринадцати лет несла послушание псаломщицы Тамара Николаевна Житникова. Сама по себе работа в Церкви в то время не сулила никаких благ: с детства будучи верующей, Тамара испытывала и презрение соседей, и гонения со стороны властей.






Храм Спаса на Городу, Ярославль
 
С Туговой горы, среди многих святынь Ярославля, виден и купол храма Спаса на Городу. В этом храме исполняет послушание просфорницы скромная женщина, Галина Павловна Догадкина. Бои Великой Отечественной не затронули Ярославскую землю, но многие ее жители погибли, защищая Родину от врага. Одно из первых детских воспоминаний Галины Павловны — то, как в сорок третьем в дом принесли похоронку на отца. Следующая «страница» памяти — это день Победы, всеобщая радость и ликование.


Галина Павловна Догадкина







Еще одно яркое впечатление детских лет — деревенский храм, куда девочку водили по праздникам. Хотя большую часть жизни храм оставался лишь образом прошлого: Галина жила «как все», временами вспоминая о Боге, но не воцерковляясь. А в храм ее не так давно привели большое горе… Несколько лет назад в семье Галины Павловны случилась трагедия: она лишилась мужа и сына
— В Церкви я нашла свое место, нашла себя, — радуется Галина. — Наш приход — это большая дружная семья. Здесь мне помогли пережить то, что нельзя пережить одной…






Маргарита Александровна Рыжова

Вот уже 15 лет за свечным ящиком в Покровской церкви города Переславля-Залесского трудится Маргарита Александровна Рыжова. По долгу службы она встречает и провожает каждого заходящего сюда человека.



Любить стариков мы должны вне зависимости от того, ворчат они на нас или мило улыбаются. Любить просто за то, что они — наши предки, они старше нас. А еще потому, что отбросив рано или поздно молодецкую прыть и богатырское здоровье, все мы станем требующими к себе внимания, зачастую ворчащими и поучающими юных да неопытных стариками. Только понять это надо прямо сейчас, когда у нас еще есть возможность научиться любить и прощать наших стариков. Пока они еще с нами...








Храм Покрова Божией Матери в городе Переяславль-Залесский
 
 

 

Tags

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner