Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Обращение к моим друзьям - любителям ЖЖшных ников!

Для журналиста, редактора "Фомы", который и ради личного интереса, и из интереса профессионального, старается завести как можно больше френдов, Живой Журнал -- это заколдованное место. В отличие от соцсетей.

С одной стороны, покидать его не хочется: тут многие люди все ещё пишут подробно и развернуто, как и принято в журналах. Это оооочень радует. И уходить не собираюсь.

А с другой: почти все довольствуются никами, и постоянно пытаешься понять или вспомнить, кто есть кто и либо попадаешь в дурацкую ситуацию при переписке, либо не знаешь, где и как человека найти, если он вдруг ЖЖ покинул. А френдов у меня... ну, скажем так, немало.

В связи с изложенным выше, моление:

Дорогие друзья (те, кому общение со мной небезразлично)! Может, как-то обозначитесь сообщением мне в личку? Кто вы в жизни и какие формы связи имеются (емейл, м.б. профиль в Контакте или на ФБ)? Чтобы я не краснел перед вами и мог как-то сориентироваться?
Очень буду признателен.



За фото спасибо Кире Выгривач :)

"Кларисса! То, что ты пишешь — это ужасно..."

Семь лет назад. Публикация в журнале "Фома". Школьники отвечают на письмо Клариссы, героини романа Рэя Бредбери "451 градус по Фаренгейту".

Цитирую:

Размышления Клариссы:
«…Знаете, мы в школе никогда не задаем вопросов. По крайней мере, большинство. Сидим и молчим, а нас бомбардируют ответами — трах, трах, трах,— а потом еще сидим часа четыре и смотрим учебный фильм. Где же тут общение?
…К концу дня мы так устаем, что только и можем либо завалиться спать, либо пойти в парк развлечений — задевать гуляющих или бить стекла в специальном павильоне для битья стекол, или большим стальным мячом сшибать автомашины в тире для крушений…. Я боюсь своих сверстников. Они убивают друг друга. Неужели всегда так было?.. Только в этом году шесть моих сверстников были застрелены. Десять погибли в автомобильных катастрофах. Я их боюсь, и они не любят меня за это. (…) Но больше всего… я все-таки люблю наблюдать за людьми. Иногда я целый день езжу в метро, смотрю на людей, прислушиваюсь к их разговорам. Мне хочется знать, кто они, чего хотят, куда едут. Иногда я даже бываю в парках развлечений или катаюсь в ракетных автомобилях, когда они в полночь мчатся по окраинам города. Иногда я подслушиваю разговоры в метро. Или у фонтанчиков с содовой водой. И знаете что?
— Что?
— Люди ни о чем не говорят.
— Ну как это может быть!
— Да-да. Ни о чем. Сыплют названиями — марки автомобилей, моды, плавательные бассейны и ко всему прибавляют: «Как шикарно!» Все они твердят одно и то же…»

***

И вот что ответили ей ребята…

Мне кажется, что жизнь превращается в бессмысленную гонку за фразой «Как шикарно!»: машина — шикарная, школа или ВУЗ — шикарные, лучше заграничные, квартира — шикарная… Все должно быть шикарно. Даже похороны. Смешно? Люди, даже прощаясь с умершим, говорят о шикарности гроба, букетов, венков и ритуала прощания. Так во имя чего мы живем? Во имя гонки ради внешнего блеска с пышными похоронами в конце? Ради того, чтоб все говорили: «Он прожил шикарную жизнь»?
А я не хочу шикарную. Я хочу свою, ни на чью не похожую. Я хочу, чтоб дома меня ждали и радовались моему возвращению. Чтобы окружающие интересовались не тем, на какой машине ездят мои родители (у них нет машины), а какой серьезный конкурс мне предстоит, и спрашивали о его результатах не из вежливости, а потому что им действительно интересно. И чтоб как можно дольше продлилось счастье бытия с моими родными и близкими, которые любят меня таким, какой я есть.
Даниэль, г. Нижний Тагил

***

Да, круг наших интересов сузился до экрана мобильного телефона, компьютера и большого телевизора. В этом и заключается наше общение. У каждого из нас свой мир. Кто и как живет в этом мире, мы не интересуемся. Не задаем вопросов, не рассказываем. У нас учитель русского языка постоянно нас спрашивает: «Вы обратили сегодня внимание на березку возле школы или на лес, виднеющийся вдали из окна, или вы спросили, почему ваша одноклассница грустная?» И таких вопросов много. Но ответа развернутого не получает учитель. Почему мы это не обсуждаем, мы и сами не знаем. Сидим за партой рядышком друг с другом, а говорить особо не о чем. Все внимание сосредоточено на телефоне. Ищем новые знакомства «ВКонтакте». А рядом твои одноклассники, общайся, сколько хочешь. Но не мы же все это придумали. Так всего много! И телефоны, и плееры, и Интернет. Почему бы не воспользоваться всем этим?
Татьяна, Белгородская область

***

Кларисса! То, что ты пишешь — это ужасно. Я бы не хотела, чтобы наш мир стал таким! Но, к сожалению, во многом угадывается окружающая меня действительность. Конечно, у нас нет павильонов для битья стекол и тиров для крушений. Но, например, на уроках мы тоже не задаем вопросов. Многие ничем не интересуются, кроме компьютерных игр. Они могут целыми днями целиться в виртуального врага, пока не убьют его. Все разговоры о том, кто до какого уровня дошел и как это получилось.
Я не понимаю таких людей. Мне кажется, жестокость — одно из самых плохих человеческих качеств. Ведь жестокий человек не способен ни на какие добрые чувства. Может быть, все «развлечения» твоего времени пошли из компьютерных игр. И тогда становится просто страшно.
Юлиана, Ленинградская область
Collapse )

Публикация целиком здесь
+

За что мне больше всего больно в 55 лет - исповедь редактора

Совпадение цифр, символизм дат редко вызывают у меня какие-то глубокие переживания. Ведь в конечном итоге весь смысл своей жизни я вижу в том, чтобы оказаться там, где время не властно. Там, где Христос. Бывают, конечно, исключения. Когда муж и жена (тетя моей жены), заболевшие коронавирусом, уходят из жизни не просто в один день, но в один и тот же час (!), ты невольно думаешь об этом. Это был их единственный брак. И так обычно кончаются самые-самые счастливые сказки. Только тут скорее речь о Промысле Божием.

Но это особый случай. О своих датах я не очень привык задумываться. Что наши с Катей детки родились в тот самый год, когда вышел первый номер «Фомы», я не считал чем-то особенным… Хотя год действительно был удивительный и особый. И в том, что сейчас мне исполняется пятьдесят пять, а любимому журналу (с полугодовым интервалом) двадцать пять лет, в этом я тоже не пытался искать связи. Так Богу было угодно, и Ему слава, а вовсе не магии цифр.

Думая о юбилеях, я не вздыхаю и не ахаю, но, пожалуй, снова и снова спрашиваю. И Бога, и собственную совесть. Я говорю и спрашиваю:

— Господи! Ты видел и видишь, что я сам очень слабый, безвольный и ленивый человек. Который не умеет молиться… Разве только перед лицом смертной опасности. У которого столько тревог и страхов, что я хуже маленького ребенка. У которого и близко нет от тех подвижников, каких Ты избирал. Способных в одиночку приводить к тебе сотни, тысячи. Целые племена и народы.

Я не знал, крестившись, как правильно мне сказать о Тебе друзьям и коллегам в профсоюзной газете «Солидарность», где работал много лет. И только втайне мечтал о журнале, который бы мог принести им и дать почитать. Чтобы они поняли то, чего я не мог объяснить словом.

Ты спросишь меня: почему же «втайне»? Что тебе мешало? — Страх, Господи. Неверие и страх. И я повторял про себя: «Сам я не вытяну журнала, это такое сложное дело… Нет: мне нужен напарник, единомышленник, друг».

От такого рохли следовало отвернуться и оставить его (меня) наедине с моим малодушием, Но Ты — с помощью прихожан того храма, где я принял крещение, — привёл его.

Единомышленника. Напарника. Друга. Да еще и тёзку, дорогого нашего Владимира Легойду.

Ты дал нам учителей, молитвенников, советчиков, заступников: отцов Димитрия Дудко, Германа (Подмошенского), владык Орехово-Зуевского Пантелеимона и Нижегородского Георгия. Приснопамятную строгую, но мудрую и любящую Марину Андреевну Журинскую

И наконец, духовника, который даже фамилию носит «ту самую»: это любимый наш протоиерей Игорь. Который — Фомин.

У нас ничего не было, но нам помогали и к нам приходили. Даже родители были с нами: брались трудиться и слушаться! В том числе меня, своего нескладного сына…

Господи! Мне пишут сотни (!) людей. И они почему-то поражаются, когда я отвечаю им, вступаю в переписку или просто звоню по телефону. «Это ВЫ?!» — слышу я от них. И не знаю, что ответить, поскольку я — никто. Все они лучше и чище меня, только ради них всё и делается, Господи.

Ко мне приходят взрослые мужчины и женщины, у которых уже есть свои дети. И они говорят: мы выросли на вашем журнале… Но это невероятное чудо! Я не могу вместить, поскольку сам дитя, а никакой не пастырь.

Авторы приносили и доверяли нам рукописи, которые учили меня истинной вере и заставляли увидеть образ Божий и красоту человека, идущего через покаяние у Тебе. Чего я сам не умею. И они учат меня.

Но когда я скорбел от своей ничтожности, духовник говорил: «Не унывай, нельзя опускать руки. У вас с Владимиром есть “Фома”, и пусть этот журнал станет твоей молитвой и приношением Богу. А собранные вами люди — общиной верных. Не унывай! У вас есть “Фома”».

Господи, мне бывает очень и очень плохо и трудно. Сберечь и правильно распорядиться таким сокровищем, каким «Фома» является, — как это сделать? Я совершал и совершаю грубые ошибки; нас нередко критикуют — и критикуют справедливо. И это надо уметь принять. А еще сложнее совместить заботу о росте твоего дела, поиск средств для этого роста и... любовь к людям. В том числе тем, с кем вместе трудишься.

Сколько раз я метался, осуждал, кричал, готов был «рубить головы за правое дело»… И наоборот: бросить всё и сбежать в страхе перед трудностями!

Сколько раз журнал мог закрыться, прежде всего по моей вине? Сколько раз было и у меня, и у друзей-коллег это понимание: один шаг, одно решение — и всё рухнет?

Прошлой осенью помню ночь, когда было почему-то особенно страшно.

Я проснулся от ощущения того, что завтра «Фомы» может не стать. И стало невероятно пусто в груди. При свете ночника я сел в кровати и повторял: «Кажется, это конец. Я не знаю, как поступить. Что мне делать? Что делать? Куда мне идти? Я никто. Я ничего не могу, Боже мой…»

Господи, прости мне этот момент недоверия.

Я знаю, что Ты мне давал и дашь всё, что требуется для спасения. Это было только моя человеческая слабость. И я по-прежнему вижу Промысл в том, чтобы делать то, ради чего задуман «Фома».

Ты говорил ученикам, чтобы те благовествовали и просвещали повсюду. Ты советовал: если вас плохо видят и слышат, не смущайтесь. Лезьте на крыши и говорите оттуда. Твоя удивительная заповедь о хождении в народ. Не то, какое совершала интеллигенция в девятнадцатом веке ради революции. Тут совершенно иная цель, которая за порогом земных границ. Но цель идти к людям, идти в народ — это то, чему мы пытаемся следовать. Мимо политики, мимо партий, мимо слухов и страхов, которые могут отвлечь от Главного…

Идём, Господи!

И в этом походе нам надо находить всё новые кровли и научаться языкам, которых мы не знали, которые выглядят совершенно чужими…

Мне исполняется пятьдесят пять.

Журналу скоро двадцать пять.

Но мы не стали ни богаты, ни настолько умны, чтобы своим трудом покрывать все затраты. Мы постоянно просим, и многие недоумевают: как так — огромный сайт, социальные сети, глянцевый журнал, который выжил и даже не перестал выходить в самый разгар пандемии! Разве же у них нет денег и людей?..

Ты знаешь, Отче, правду: что и средств не хватает, и людей. Хотя это всё равно нелегко и совестно — просить. И тем не менее я прошу людей сейчас.

Не надо подарков и поздравлений мне. Для меня сейчас главный подарок — это чтобы «Фома» жил. Без заскоков в «эффективный менеджмент» и «оптимизацию» (те фразы, которые в нашем мире значат лишь наживу и уничтожение всего живого).

Подарите мне то, что мы можем дарить другим. Многим, кому нужна Вода Живая. Кто запутался в земных страстях и не может разобраться, где же искать надежду, веру и самое главное. Любовь.

Несмотря на чувство стыда и понимание своего недостоинства, я прошу. Я прошу этого подарка!

Конечно же, только у тех, кто в силах и кому понятны и близки наши устремления. Впрочем, благодарен я буду всем. От тех, кто помолится о нас Богу — до таких, кто не принимает и не видит в нашем деле пользы и смысла. Перед ними — моя вина. Только моя. И я всем благодарен. Без изъятия.

Что подарить редактору "Фомы" на 55-летие

Дорогие! Просьба необычная, и само собой, она обращена лишь к тем, кто сможет, захочет, и получит радость от сознания, что помог.

23 июня мне исполняется 55 лет. Юбилей пришелся на непростые времена, нет смысла говорить о нынешних трудностях и угрозах, но вот что хочу сказать: в моей жизни есть главное дело – журнал «Фома».

Вот уже 25 лет мы дарим его вам, а теперь я прошу – подарите «Фому» мне. Подарите возможность развивать, а не "морозить" проект.

По нашим расчетам, редакции, чтобы продолжать работать над устойчивым развитием наших проектов в этом году, необходимо собрать 1,2 млн. рублей.

Это - родные для меня проекты. И главное — дорогие и любимые люди. Люди "Фомы".

Ваш,
Владимир Гурболиков,
первый заместитель главного редактора журнала "Фома".



Страница сборов тут >>>>

Благодарен буду всем, в том числе, тем, кто поймёт и не осудит меня за такую просьбу. Спасибо вам!

В гостях у Легойды создатель первого в России детского хосписа



Гость программы основатель первого в России детского хосписа протоиерей Александр Ткаченко.

01:40 — «Будьте как дети» — о чем это?
03:02 — О делах милосердия
04:12 — Об опыте отчаяния, или Как менялась вера за годы работы в хосписе?
07:41 — О юморе, или Как говорить о вере с молодежью?
10:33 — Как сохранить надежду, работая в хосписе?
13:37 — Об общении с государственными инстанциями
14:57 — О детских хосписах в России и на Западе
19:16 — Почему страдают дети?
21:49 — Можно ли приготовить себя к предстоящей боли?
23:10 — Как терпеть самого себя?
25:19 — «Бог любит нас всех, но ни от кого ни в восторге»
27:06 — Как связаны болезнь и грех?
30:08 — «Бог простит, но тебе может не оказаться места в Царстве Небесном»
32:25 — О профессиональном выгорании
34:20 — «Мы редко сталкиваемся с необходимостью кого-то простить»
39:37 — Цинизм — защитная реакция души?
42:22 — Не любовь, а… сочувствие?
44:09 — Чем отличается сострадание от жалости?
47:55 — Вопрос ведущему: что Вы думаете своем предназначении?
48:53 — «Я скоро умру?»
Сказать нельзя уклониться — где Вы ставите точку?

+

Керченский прецедент. Лучшее решение -- никаких подарков ветеранам??

Надо очень осторожными быть относительно любых обличительных публикаций в сми. Вот, например, как оборачивается якобы "издевательство" над блокадницей со стороны чиновниц в Керчи при минимальной проверке. Читаем: https://www.bfm.ru/news/435482

Из контекста следует: 1) поздравляли каждый год; 2) поздравили в тот день 11 человек; 3) сами пекли пироги (это вовсе не какието буханки хлеба, а пироги), также вручали памятные медали и цветы. 4) ветераны пытались протестовать против увольнения чиновниц.
Самый главный вывод совершенно верно делает Георгий Бовт:
"Получается так, что лучше им вообще ничего не делать, тогда бы им ничего и не прилетело. У меня, например, родственница одна, она блокадница тоже Ленинграда, но ей ничего никто на годовщину блокады из московских властей не подарил — ни булочки, ни конфетки. Но они как бы и, получается, все хорошие, и никого не уволят. Так что в данном случае мне кажется, что происходит именно лайт-демократия..."
То есть, в итоге, всё делается именно для того, чтобы любой контакт чиновника с любым человеком сделать, как сейчас принято говорить, "токсичным". Опасным для чиновника. Это ещё больше разделяет. И чей заказ сейчас отработали сми, набросившиеся сходу на поздравлявших, мы можем просто не понять. И не понять, что это — заказ. И совсем не в защиту обиженных и угнетённых.


"Фома в дороге": путешествие продолжается уже два года..:)

Регулярно предупреждаю о возможности благотворительно заказывать тиражи, но на призыв присылать заявки заранее, либо договориться о регулярной поставке почти никто не реагирует. "Просыпаются" люди в момент, когда на складе тиражи начинают стремиться к нулю. В итоге, кому-то тиража потом не достаёт, и люди расстраиваются. Ниже - внимание! - снова опишу процедуру. Газета уже на складе, но возможно, ещё не поздно. А на будущее призываю всё же действовать по той простой схеме, какую я приведу в посте после описания сути проекта. )) Итак. Вышел из печати седьмой, сентябрьский номер бесплатной плакат-газеты «Фома в дороге», содержащей подборку лучших материалов журнала «Фома». Скачать и посмотреть в формате пдф можно тут: https://foma.ru/wp-content/uploads/2019/09/VD_09_2019.pdf
«Фома в дороге» – это восьмиполосная иллюстрированная газета. Издание распространяется преимущественно в часовнях при вокзалах в различных регионах России. Можно заказывать ""Фому" в дороге" и для регионов, не связанных с железными дорогами. Среди точек распространения – вокзалы Москвы, Южно-Сахалинска, Кемерова, Иркутска, Улан-Удэ, Самары, Орла и Владивостока, а также общественные места в Иваново, Кинешме, Севастополе, Хабаровске, Рязани и других городов. В распространении газеты нам помогают друзья и соработники из православного общественного движения «Христианское доброделание». В 2018 году при поддержке грантового конкурса «Православная инициатива» были изданы четыре номера бесплатной газеты «Фома в дороге». В нынешнем году это уже третий номер.

Как получить для распространения?
Желающим надо прислать неформальное (!) письмо для организаторов распространения газеты (9100091@gmail.com, gurbol@mail.ru и sokolov@foma.ru одним письмом (адреса в копию). Указать контакты ответственного лица (кто организует распространение в регионе или на мероприятии), просимый тираж, предполагаемые способы распространения. Особо указать, если есть возможность самовывоза со склада в Москве (это очень упрощает дело!). Рассматриваем запросы от 600 до 3 тысяч экземпляров (в одной пачке – 200 экз), при самовывозе – от одной пачки.
Важно! Газета нацелена на народное просвещение. Прежде всего, она распространяется возле часовен на вокзалах (поэтому такое название – «в дороге»), но хорошо бы подумать, какие ещё места подходят.

Под Рождество Христово планируем ещё выпуск. Так что уже сейчас можно обсуждать и его распространение.

p.s. В качестве иллюстрации (кликабельно) -- центральный разворот нынешнего номера, чтобы стало яснее, отчего я применяю к проекту термин "плакат-газета". )

Лис, Маленький принц и основы тайм-менеджмента

Не так давно спорили в редакции о "Маленьком принце" Экзюпери. Есть о чем поспорить, согласен. И я приводил разные доводы в пользу того, что это всё же великая книга. Например, диалог Лиса с Принцем... Там собрано буквально всё, что кому-то помогает оказаться в "Фоме" и с "Фомой". (Даже если потом человек меняет место работы). И в свою очередь, расписаны все ошибки, которые могут помешать. Не нужно никаких инструктажей про тайм-менеджмент и распорядок работы. Берём и читаем:

+
- Поиграй со мной, - попросил Маленький принц. - Мне так грустно...
- Не могу я с тобой играть, - сказал Лис. - Я не приручен.
- Ах, извини, - сказал Маленький принц.
Но, подумав, спросил:
- А как это - приручить?
- Ты нездешний, - заметил Лис. - Что ты здесь ищешь?
- Людей ищу, - сказал Маленький принц. - А как это - приручить?
- У людей есть ружья, и они ходят на охоту. Это очень неудобно! И еще они разводят кур. Только этим они и хороши. Ты ищешь кур?
- Нет, - сказал Маленький принц. - Я ищу друзей. А как это - приручить?
- Это давно забытое понятие, - объяснил Лис. - Оно означает: создать узы.
- Узы?
- Вот именно, - сказал Лис. - Ты для меня пока всего лишь маленький мальчик, точно такой же, как сто тысяч других мальчиков. И ты мне не нужен. И я тебе тоже не нужен. Я для тебя только лисица, точно такая же, как сто тысяч других лисиц. Но если ты меня приручишь, мы станем нужны друг другу. Ты будешь для меня единственный в целом свете. И я буду для тебя один в целом свете...
- Я начинаю понимать, - сказал Маленький принц. - Есть одна роза... Наверно, она меня приручила...
(...)
Лис долго смотрел на Маленького принца. Потом сказал:
- Пожалуйста... приручи меня!
- Я бы рад, - ответил Маленький принц, - но у меня так мало времени. Мне еще надо найти друзей и узнать разные вещи.
- Узнать можно только те вещи, которые приручишь, - сказал Лис. - У людей уже не хватает времени что-либо узнавать. Они покупают вещи готовыми в магазинах. Но ведь нет таких магазинов, где торговали бы друзьями, и потому люди больше не имеют друзей. Если хочешь, чтобы у тебя был друг, приручи меня!
- А что для этого надо делать? - спросил Маленький принц.
- Надо запастись терпеньем, - ответил Лис. - Сперва сядь вон там, поодаль, на траву - вот так. Я буду на тебя искоса поглядывать, а ты молчи. Слова только мешают понимать друг друга. Но с каждым днем садись немножко ближе...
Назавтра Маленький принц вновь пришел на то же место.
- Лучше приходи всегда в один и тот же час, - попросил Лис. - Вот, например, если ты будешь приходить в четыре часа, я уже с трех часов почувствую себя счастливым. И чем ближе к назначенному часу, тем счастливее. В четыре часа я уже начну волноваться и тревожиться. Я узнаю цену счастью! А если ты приходишь всякий раз в другое время, я не знаю, к какому часу готовить свое сердце... Нужно соблюдать обряды.
- А что такое обряды? - спросил Маленький принц.
- Это тоже нечто давно забытое, - объяснил Лис. - Нечто такое, отчего один какой-то день становится не похож на все другие дни, один час - на все другие часы. Вот, например, у моих охотников есть такой обряд: по четвергам они танцуют с деревенскими девушками. И какой же это чудесный день - четверг! Я отправляюсь на прогулку и дохожу до самого виноградника. А если бы охотники танцевали когда придется, все дни были бы одинаковы, и я никогда не знал бы отдыха...
+

Тут есть ВСЁ. А дальше следуют слова, которые, думаю, должен особенно хорошо запомнить любой начальник. Вроде меня:
- Не забывай: ты навсегда в ответе за всех, кого приручил. Ты в ответе за тех, кого приручил. Прощай.


Журнал "Фома": как подписаться, если нет денег?

За счет помощи тех наших друзей, кто читает нас в интернете, а также собственных внутренних сборов, мы жертвуем подписки просветительским и реабилитационным центрам, общинам милосердия, воскресным школам, библиотекам и пр. То есть тем, у кого, как правило, совсем туго с деньгами. По 1-2 комплекта, полугодовые или годовые, как получается. Только нам важно получать и обратную связь от таких подписчиков. Чтобы и отзывы на журналы были, и пожелания, и просто понимание, как и чем живут эти церковные общины и центры. Заодно таким способом развивается и дополнительное информационное и методическое сотрудничество, появляются новые публикации, находятся новые способы оказать помощь.
Что требуется, чтобы "заявиться" на получение такой благотворительной подписки?

- Ответственное лицо (желательно, чтоб именно из числа непосредственных получателей подписки)
- Электронный адрес
- Контактный телефон (по желанию, но очень полезно)
- Почтовый адрес, на который оформлять подписку
- Справка-описание, чтобы мы понимали, какая именно община и почему просит подписку на журнал, каково её мат. положение, чем подписка на "Фому" может оказаться полезной и важной. И не нужно стесняться писать много! :)

Присылать заявки можно через вот эту форму:

По возможности, стараемся подписывать и семьи, и одиноких людей, так что такие заявки толе принимаем.
Гарантировать, что все заявки будут удовлетворены, мы, естественно, не можем. Но постараемся помочь. Многое зависит от активности наших попечителей.

P.S. Призываем откликаться тех, кто желает помочь пожертвованиями, хочет стать попечителем или партнёром в нашей благотворительной программе. Подробная информация находится по этой ссылке:

https://foma.ru/blagotvoritelnaya-podpiska-na-fomu-kak-mozhno-pomoch-stat-popechitelem.html .

Адрес для пожертвований на программу благотворительной подписки:
(над формой для заявки).

"Коля и антихрист" Александра Ткаченко. Читает Александр Лавров



Про антихриста я читал много, и у разных авторов. Но самое убедительное свидетельство о нем довелось мне услышать в маленькой закопченной котельной провинциального Дома Культуры, где трудился кочегаром мой приятель Лешка. Было это еще в середине девяностых. Газифицировать наш маленький городок тогда лишь начинали, поэтому котельная работала на угле. Его нужно было сначала нагребать в тележку из огромной заснеженной кучи на улице, потом – завезти в кочегарку, и лопатой швырять в жерло раскаленной топки.

На сцене Дома Культуры девочки в белых платьицах танцевали вальс снежинок, а совсем рядом – буквально через стену – мой друг обеспечивал их теплом по технологиям, которые использовались еще на броненосце «Потемкине».
Вот в этой-то кочегарке и случилось мне наблюдать самую яркую иллюстрацию ко всему, что я когда-либо читал об антихристе. Работа у кочегаров была посменная – сутки через трое. И я иногда заходил к Лешке в котельную – попить чайку, покалякать о разной всячине. Он тоже человек верующий, более того – крестился я во многом благодаря его влиянию. И вот однажды стали мы под чаёк обсуждать только что прочитанную книгу Сергея Нилуса, где рассказывается об антихристе, о времени его пришествия, приметах этого времени и обо всем прочем, с ним связанным. Кроме нас в кочегарке тогда был еще один человек – Лешкин сменщик Коля Шигай. Матерый уголовник с пятью судимостями, Коля еще смолоду оставил свое здоровье на лагерных делянках. И теперь доживал потихоньку свой недолгий век, перебиваясь сезонными подработками. Жил он в родительском доме совсем один, мать умерла во время очередной Колиной отсидки.
Вечерами ему было скучно, и он иногда приходил в котельную не в свою смену – просто, чтобы побыть рядом с людьми. В тот вечер он сидел на корточках у топки и смотрел через окошечко как гудит огонь в котле. Время от времени Коля открывал дверцу, и отбивал толстой кривой кочергой раскаленный шлак от колосников. По впитавшейся в кровь лагерной традиции он никогда не встревал в чужой разговор. Но было видно, что тема антихриста Колю заинтересовала, и он внимательно нас слушает. Мне стало любопытно, как человек со столь специфическим жизненным опытом относится к услышанному. И я спросил его:
— Коля, ну а ты что про все это думаешь?
Коля не спеша открыл топку, поковырялся кочергой в угле. Потом спросил не оборачиваясь:
— Значит, когда придет этот самый… антихрист… ты говоришь, что в магазинах все будет бесплатно?
— Да, — говорю, — пишут, что будет именно так.
— И что можно будет приходить, и брать все, что нужно – ну там, жратву, одежду, телевизор..
— Ну… наверное, это будет как-то иначе выглядеть, но по сути – да. Все материальные потребности людей он удовлетворит полностью.
Коля еще пошерудил в топке, потом достал оттуда раскаленную докрасна кочергу, повернулся, и сказал внятно и спокойно:
— Если все будет, как ты говоришь, тогда – вот этой железкой я своими руками себе эти три шестерки на лбу выжгу.
— Коль, ну а душу-то ведь зато погубишь навсегда. Неужели не жалко?
Коля посмотрел на нас с сострадательной усмешкой, как на душевнобольных, ничего не ответил, и снова отвернулся к топке. Отблески пламени танцевали на его сухом морщинистом лице. Я смотрел на него, и с ужасом понимал, что незатейливая логика этого пожилого, сильно битого жизнью человека и есть – та самая основа, на которой установится недолгое царство антихриста – материальные блага, в обмен на вечную жизнь души.

(с) Александр Ткаченко, журнал "Фома"