Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Обращение к моим друзьям - любителям ЖЖшных ников!

Для журналиста, редактора "Фомы", который и ради личного интереса, и из интереса профессионального, старается завести как можно больше френдов, Живой Журнал -- это заколдованное место. В отличие от соцсетей.

С одной стороны, покидать его не хочется: тут многие люди все ещё пишут подробно и развернуто, как и принято в журналах. Это оооочень радует. И уходить не собираюсь.

А с другой: почти все довольствуются никами, и постоянно пытаешься понять или вспомнить, кто есть кто и либо попадаешь в дурацкую ситуацию при переписке, либо не знаешь, где и как человека найти, если он вдруг ЖЖ покинул. А френдов у меня... ну, скажем так, немало.

В связи с изложенным выше, моление:

Дорогие друзья (те, кому общение со мной небезразлично)! Может, как-то обозначитесь сообщением мне в личку? Кто вы в жизни и какие формы связи имеются (емейл, м.б. профиль в Контакте или на ФБ)? Чтобы я не краснел перед вами и мог как-то сориентироваться?
Очень буду признателен.



За фото спасибо Кире Выгривач :)

Бог в душе... А что Достоевский бы ответил?

Снова и снова в комментариях кто-то оставляет бескопромиссное: мне, мол, церковный опыт, Традиция не нужна: у меня Бог в душе (по-моему, это уже становится какой-то мантрой, нет?), и Он меня любит.
Любит! Конечно же! Но. Внутри нас много чего. Там перемешано хорошее и дурное. Об этом очень точно и хорошо написано у Достоевского:

"Иной высший даже сердцем человек и с умом высоким, начинает с идеала Мадонны, а кончает идеалом содомским. Еще страшнее, кто уже с идеалом содомским в душе не отрицает и идеала Мадонны, и горит от него сердце его и воистину, воистину горит, как и в юные беспорочные годы… Что уму представляется позором, то сердцу сплошь красотой. В содоме ли красота?.. Ужасно то, что красота есть не только страшная, но и таинственная вещь. Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы - сердца людей".

Достоевский был умный и глубокий человек, и то, что им сказано, многократно подтверждено опытом. Призывая отказаться от исследования чужого опыта, от советов святых, от церковной Традиции, возможно оказаться в положении глупого ребёнка, который решил потрогать такое красивое голубенькое пламя в газовой горелке на кухне или лезет пальцами в электрическую розетку.

...Самое удивительное, что обжегшиеся винят обычно не себя, а кого угодно. В том числе, и Церковь.

"Я предлагаю Минина расплавить" ...Да, было и такое.

Я предлагаю Минина расплавить,
Пожарского. Зачем им пьедестал?
Довольно нам двух лавочников славить,
Их за прилавками Октябрь застал,
Случайно им мы не свернули шею.
Я знаю, это было бы под стать.
Подумаешь, они спасли Россию!
А может, лучше было не спасать?
Это стихи поэта Алтаузена, опубликованные в "Комсомольской правде" в то время, когда решалась судьба памятника Минину и Пожарскому. Раньше он стоял ровно напротив места, где возник мавзолей Ленина. Их движения, поворот взмах руки — всё в направлении Кремля, захваченного врагом. Но после революции такое напоминание стало чуть ли не кощунственным по отношению к новой идеологии и тогдашнему восприятию истории.
Сейчас мало кто понимает, насколько всерьёз тогда стремились "сбросить Пушкина с корабля современности", забыть Достоевского и (в том числе) уничтожить память о Минине и Пожарском. Понимаем мало, поскольку уже к середине тридцатых годов тенденция меняется, и постепенно герои российской истории начинают (с перетрактовкой) возвращаться в учебники, кинофильмы и сознание людей. Но до того — беспощадная борьба. Хорошо, что памятник лишь передвинули. Могли и расплавить.
Запросто.



"Корзина должна быть на рабочем столе"

Вспоминаю, как собрались как-то всеми поколениями семьи. Среди прочего, я помогал маме с настройками компьютера. И поймали друг друга за язык:
"Корзина должна быть на рабочем столе".
Долго смеялись. Представили, что люди подумали бы о нас лет тридцать назад, услышав такое.

... Кстати. Вдруг кто ещё поделится фразами, которые были бы ещё недавно восприняты как признак, что у человека с головой не всё в порядке, а сейчас никого не удивляют? )))

Пы-сы. Автор фото - дорогой Владимир Ештокин. Спасибо ему! )

Плач благодарности

(Написал, ещё не пережив сам болезнь. Которая многому учит. А пережив, ещё больше задумался об этом)
Обычно мы живем именно фантазиями и потрясениями. Где шок, страсть, буря эмоций — там истинная жизнь, кажется нам… Но это просто доказательство омертвения наших чувств, нашей души. Так внезапно оглохший человек кричит, вместо того, чтобы просто разговаривать. Но если бы мы, думая о жизни, так же не забывали о возможной внезапной смерти, как к этому призывает Церковь — мы оценивали бы каждое свое слово, замечали даже легкий жест, умели бы внимательно слушать самые тихие звуки…

На пороге смерти направление мыслей меняется: стыдно, очень стыдно бывает за себя в это время.

И еще бывает иногда в человеке удивительная перемена: он становится чутким на самое маленькое добро по отношению к себе.
Лично я столкнулся с этим, когда вместе со священниками и прихожанами храма при Первой градской больнице мы ходили поздравлять больных с праздником Рождества.

В тех местах, где находились сравнительно «легкие», ходячие больные, ничего особенного не происходило. Но вот мы прошли в палату, где люди лежали, потому что просто не могли встать. Там был тяжелый запах, больные выглядели ужасно. И когда они услышали, что их поздравляют, когда на их тумбочки легли наши совсем небогатые гостинцы — они все разрыдались.

Плакали — и благодарили, что к ним пришли, что их не оставили, не забыли! Это были, в основном, «мужики», пожилые мужчины…
Ничего более пронзительного мне не приходилось видеть. И меня тогда поразило то, что именно в момент физических и моральных страданий люди оказались более всего отзывчивыми и способными воспринимать то, что мы, здоровые люди, вообще замечать отказываемся.

+

"Фактор жизни" 10 лет назад

Ровно десять лет моему интервью программе "Фактор жизни" на Инва.тв.

Спасибо за него дорогому Владимиру Крупенникову, с которым мы тогда познакомились и в результате продолжаем общаться.



Интервью с ним есть в журнале "Фома", пусть и глубоко в архиве. Но проблем найти никаких. Делюсь ссылкой.
А вот и видео:





 

Коммунизм. Из дневников двадцатилетней давности о том, чему уже полвека

Коммунизм. Из дневников двадцатилетней давности о том, чему уже полвека… ▶️

Почему же в детстве я так обожал московские многоэтажные коробки и стеклобетон? Наверное, это во мне было частью коммунистической веры. Кроме шуток. Всякая новая станция метро или марка троллейбуса приближала коммунизм, за которым - не просто отмена денег и всеобщее изобилие. Но - разгадка вселенских тайн, звездолеты и нуль-пространство, Туманность Андромеды и кольцо обитаемых миров. И - возможно - передвижение со скоростью мысли; и - может быть - бессмертие; и - наверняка! - счастье...

Я искал отблески своей мечты, засматриваясь вместе с братом в телескоп на Сатурн и двойную звезду Альбирео, поражаясь красоте кристаллов в минералогическом музее, сидя с сестрой под соснами в Серебряном Бору, вечерами, когда дух захватывало от того, какие мы маленькие даже в сравнении с этими соснами, купающимися в закатных лучах (не говоря уже о космосе, перед которым и мы, и сосны, и земля с солнцем - меньше амебы!). Я спрашивал сестру: "Лен, а сколько тебе будет в двухтысячном году?" - "Тридцать восемь, я ведь на три года тебя старше." То, что придется ждать почти вечность, более двух десятилетий, конечно, меня расстраивало и пугало, но все-таки я утешался: люди обычно живут до семидесяти, и значит мы оба увидим - на самом деле! - Двадцать Первый Век. Когда всё - абсолютно всё! - уже будет по-другому.

И мне только жаль было - не более! - нашего дома в Девкином переулке с его сосновыми стенами, а также всех гавриковых и ирининских переулков, которые ни в какое сравнение не шли с Останкинской телебашней и первыми цветными телевизорами в стеклянном магазине на Фридриха Энгельса. Всего того, что приближало Будущее. И откуда мне было знать, что сестра двадцать первый век почти не застанет... И что в тридцать пять мне важнее станет не обнаружить летающую тарелку, а разобраться со своей собственной совестью?..

+

Сборы помощи под Рождество: было 12, осталось 3

Накануне Рождества Христова читатели журнала «Фома» совместно с фондом "Мои друзья" провели большой благотворительный марафон. Из 12 сборов рождественского проекта «Путь волхвов: 12 добрых дел к Рождеству» осталось добрать средства всего по трём позициям. Призываю желающих и могущих присоединиться и помочь (картинка кликабельна и ведёт на страницу марафона):

Что представляли собой сборы? На странице акции можно «заглянуть» в любой из домиков, где описан один конкретный вопрос из двенадцати. Как только какой-либо из предложенных сборов закрывается – у этого домика загораются окошки... )

Наш марафон помощи: один час, и в одном из "домиков" уже загорелся свет. Даже не ожидали )

Сегодня начали совместную акцию нашего журнала "Фома" и благотворительного фонда "Мои друзья". Предполагается, что когда сумма собрана, в виртуальном домике, символизирующем один из сборов, должен зажечься свет. И в доме 12 (пожертвования на детские подарки от приходов в Кинешме) через час (!) вдруг загорелся свет...

Благодарим Ивана, который сразу пожертвовал всю нужную, совсем не малую, сумму. Удивительно и радостно!



Но на всякий случай дублирую адрес сбора:
https://my-friends.ru/doroga-k-rozhdestvu/

"Кларисса! То, что ты пишешь — это ужасно..."

Семь лет назад. Публикация в журнале "Фома". Школьники отвечают на письмо Клариссы, героини романа Рэя Бредбери "451 градус по Фаренгейту".

Цитирую:

Размышления Клариссы:
«…Знаете, мы в школе никогда не задаем вопросов. По крайней мере, большинство. Сидим и молчим, а нас бомбардируют ответами — трах, трах, трах,— а потом еще сидим часа четыре и смотрим учебный фильм. Где же тут общение?
…К концу дня мы так устаем, что только и можем либо завалиться спать, либо пойти в парк развлечений — задевать гуляющих или бить стекла в специальном павильоне для битья стекол, или большим стальным мячом сшибать автомашины в тире для крушений…. Я боюсь своих сверстников. Они убивают друг друга. Неужели всегда так было?.. Только в этом году шесть моих сверстников были застрелены. Десять погибли в автомобильных катастрофах. Я их боюсь, и они не любят меня за это. (…) Но больше всего… я все-таки люблю наблюдать за людьми. Иногда я целый день езжу в метро, смотрю на людей, прислушиваюсь к их разговорам. Мне хочется знать, кто они, чего хотят, куда едут. Иногда я даже бываю в парках развлечений или катаюсь в ракетных автомобилях, когда они в полночь мчатся по окраинам города. Иногда я подслушиваю разговоры в метро. Или у фонтанчиков с содовой водой. И знаете что?
— Что?
— Люди ни о чем не говорят.
— Ну как это может быть!
— Да-да. Ни о чем. Сыплют названиями — марки автомобилей, моды, плавательные бассейны и ко всему прибавляют: «Как шикарно!» Все они твердят одно и то же…»

***

И вот что ответили ей ребята…

Мне кажется, что жизнь превращается в бессмысленную гонку за фразой «Как шикарно!»: машина — шикарная, школа или ВУЗ — шикарные, лучше заграничные, квартира — шикарная… Все должно быть шикарно. Даже похороны. Смешно? Люди, даже прощаясь с умершим, говорят о шикарности гроба, букетов, венков и ритуала прощания. Так во имя чего мы живем? Во имя гонки ради внешнего блеска с пышными похоронами в конце? Ради того, чтоб все говорили: «Он прожил шикарную жизнь»?
А я не хочу шикарную. Я хочу свою, ни на чью не похожую. Я хочу, чтоб дома меня ждали и радовались моему возвращению. Чтобы окружающие интересовались не тем, на какой машине ездят мои родители (у них нет машины), а какой серьезный конкурс мне предстоит, и спрашивали о его результатах не из вежливости, а потому что им действительно интересно. И чтоб как можно дольше продлилось счастье бытия с моими родными и близкими, которые любят меня таким, какой я есть.
Даниэль, г. Нижний Тагил

***

Да, круг наших интересов сузился до экрана мобильного телефона, компьютера и большого телевизора. В этом и заключается наше общение. У каждого из нас свой мир. Кто и как живет в этом мире, мы не интересуемся. Не задаем вопросов, не рассказываем. У нас учитель русского языка постоянно нас спрашивает: «Вы обратили сегодня внимание на березку возле школы или на лес, виднеющийся вдали из окна, или вы спросили, почему ваша одноклассница грустная?» И таких вопросов много. Но ответа развернутого не получает учитель. Почему мы это не обсуждаем, мы и сами не знаем. Сидим за партой рядышком друг с другом, а говорить особо не о чем. Все внимание сосредоточено на телефоне. Ищем новые знакомства «ВКонтакте». А рядом твои одноклассники, общайся, сколько хочешь. Но не мы же все это придумали. Так всего много! И телефоны, и плееры, и Интернет. Почему бы не воспользоваться всем этим?
Татьяна, Белгородская область

***

Кларисса! То, что ты пишешь — это ужасно. Я бы не хотела, чтобы наш мир стал таким! Но, к сожалению, во многом угадывается окружающая меня действительность. Конечно, у нас нет павильонов для битья стекол и тиров для крушений. Но, например, на уроках мы тоже не задаем вопросов. Многие ничем не интересуются, кроме компьютерных игр. Они могут целыми днями целиться в виртуального врага, пока не убьют его. Все разговоры о том, кто до какого уровня дошел и как это получилось.
Я не понимаю таких людей. Мне кажется, жестокость — одно из самых плохих человеческих качеств. Ведь жестокий человек не способен ни на какие добрые чувства. Может быть, все «развлечения» твоего времени пошли из компьютерных игр. И тогда становится просто страшно.
Юлиана, Ленинградская область
Collapse )

Публикация целиком здесь
+