Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Обращение к моим друзьям - любителям ЖЖшных ников!

Для журналиста, редактора "Фомы", который и ради личного интереса, и из интереса профессионального, старается завести как можно больше френдов, Живой Журнал -- это заколдованное место. В отличие от соцсетей.

С одной стороны, покидать его не хочется: тут многие люди все ещё пишут подробно и развернуто, как и принято в журналах. Это оооочень радует. И уходить не собираюсь.

А с другой: почти все довольствуются никами, и постоянно пытаешься понять или вспомнить, кто есть кто и либо попадаешь в дурацкую ситуацию при переписке, либо не знаешь, где и как человека найти, если он вдруг ЖЖ покинул. А френдов у меня... ну, скажем так, немало.

В связи с изложенным выше, моление:

Дорогие друзья (те, кому общение со мной небезразлично)! Может, как-то обозначитесь сообщением мне в личку? Кто вы в жизни и какие формы связи имеются (емейл, м.б. профиль в Контакте или на ФБ)? Чтобы я не краснел перед вами и мог как-то сориентироваться?
Очень буду признателен.



За фото спасибо Кире Выгривач :)

Из дневников. Наброски открытого письма Ивану Карамазову ))

...Разве Бог не согласен с нами, что мир - в его нынешнем виде - плох? И разве Христос ходил по земле счастливый и благодушный? Всё Писание - сплошь -  ответ на вопрос, почему нам больно и что делать, чтобы стало иначе.

Как же можно, утверждая, что веришь в Бога - не услышать того, как кричат Божьи Книги о боли и страдании??? Думается, такая вера - не вера еще, а пред-верие, а в Бога, быть может, ещё только предстоит поверить.
И ещё хочу Вам сказать, что в жизни дурно далеко не всё. И кроме подлостей люди делают много добра друг другу, и настоящие друзья есть, и любовь не иссякает... И если жестокость и боль существуют в мире - то почему именно Бог виноват в этом?..

Я помню - один из первых вопросов, которые меня вели к вере в Бога, был вопрос о том, почему мне не ответили взаимностью в любви. И когда я решился разобраться с этим - без адвокатствования, без потакания себе самому - то обнаружил сразу: виноват был я сам, потому что был самовлюблённым эгоистом, и думал не о любимом человеке, а о себе-любимом. Нужно начать с себя, потому что списать на Бога несовершенство мира - легко, но от этого мир не станет лучше.
И Бог постоянно говорит нам об этом.

+


Умерщвление плоти — зачем?

Умерщвление плоти — зачем?

Размышления, возможно, наивные. Об аскетике. Ведь умерщвление плоти — не цель, а средство. Ведь в христианстве нет ни "восточного" презрения к телесному, ни античного культа тела. Но если аскеза средство, то для чего именно?

Довелось бывать в походах пару раз, на байдарках ходили. И я обратил внимание. Столько вокруг красоты, так в принципе хорошо А я вместо этого думаю: ой, что-то комары кусают; жарко/холодно; надоело постоянно грести и грести... А красота уходит на второй, а то и на третий план. И я понимал, насколько же много теряю от этого. Или был (а я всего один раз там был) в Троице-Сергиевой Лавре. И там так болела голова, что никакой анальгин не помогал. И то же, кстати, повторилось в Оптиной пустыни. Многие очень яркие и сильные моменты я несмотря ни на что запомнил и потом уже оценил. Побывал словно в раю. Точнее, и в момент путешествий тоже понимание уникальной Встречи присутствовало, но через силу и серьезный дискомфорт.

И мне думается: вот некий в принципе, сильный, верующий, церковный, привычный (в отличие от меня) с детства к молитве и богослужению человек. Он на подвиг, возможно, идет именно для того, чтобы подняться на новую ступень. Научиться сосредоточиться на Божием в самых сложных обстоятельствах и не потерять эту связь. Мошка, комары одолевают, — а у него радость до слез от сознания богоприсутствия! Несмотря на то, как изнывает капризное тело. А с какого-то момента настолько всё обращено к Богу, что даже когда являются мучители, злодеи, остаются только слова Христовы: "Отче, прости им, не ведают, что творят". Уже не к телесным немощам иммунитет, а к любому осуждению. И в конечном итоге, к самой смерти.

Был бы я опытным походником, смог бы к комарам и погоде выработать "иммунитет"... Собственно, мой отец с этим как раз справился, он рассказывал мне подробно, как это было. Насколько больше радости мне досталось бы! Вот что-то схожее. Нет иной цели истязания плоти кроме того, чтобы плоть духу не мешала.

Конечно, есть ещё боль совести, которая может потребовать действия. Когда недостаточно (как у меня бывает) застонать в подушку и повторить своё "Господи, Иисусе Христа, помилуй мя, грешного!". Но отбросить сон, забыть жалость к себе ради покаянной, слёзной олитвы. От осознания того, насколько согрешил и какие причинил ближним страдания. И так больно, что монах, молясь, вместо коврика "постилает" камень. Или пытается залезть в болото (как Никита столпник в Переславле). А его духовники оттуда гонят обратно в монастырь. Наверное, так?

+

На фото: закат в Святых горах (Пушкинский заповедник).


Коммунизм. Из дневников двадцатилетней давности о том, чему уже полвека

Коммунизм. Из дневников двадцатилетней давности о том, чему уже полвека… ▶️

Почему же в детстве я так обожал московские многоэтажные коробки и стеклобетон? Наверное, это во мне было частью коммунистической веры. Кроме шуток. Всякая новая станция метро или марка троллейбуса приближала коммунизм, за которым - не просто отмена денег и всеобщее изобилие. Но - разгадка вселенских тайн, звездолеты и нуль-пространство, Туманность Андромеды и кольцо обитаемых миров. И - возможно - передвижение со скоростью мысли; и - может быть - бессмертие; и - наверняка! - счастье...

Я искал отблески своей мечты, засматриваясь вместе с братом в телескоп на Сатурн и двойную звезду Альбирео, поражаясь красоте кристаллов в минералогическом музее, сидя с сестрой под соснами в Серебряном Бору, вечерами, когда дух захватывало от того, какие мы маленькие даже в сравнении с этими соснами, купающимися в закатных лучах (не говоря уже о космосе, перед которым и мы, и сосны, и земля с солнцем - меньше амебы!). Я спрашивал сестру: "Лен, а сколько тебе будет в двухтысячном году?" - "Тридцать восемь, я ведь на три года тебя старше." То, что придется ждать почти вечность, более двух десятилетий, конечно, меня расстраивало и пугало, но все-таки я утешался: люди обычно живут до семидесяти, и значит мы оба увидим - на самом деле! - Двадцать Первый Век. Когда всё - абсолютно всё! - уже будет по-другому.

И мне только жаль было - не более! - нашего дома в Девкином переулке с его сосновыми стенами, а также всех гавриковых и ирининских переулков, которые ни в какое сравнение не шли с Останкинской телебашней и первыми цветными телевизорами в стеклянном магазине на Фридриха Энгельса. Всего того, что приближало Будущее. И откуда мне было знать, что сестра двадцать первый век почти не застанет... И что в тридцать пять мне важнее станет не обнаружить летающую тарелку, а разобраться со своей собственной совестью?..

+

Пётр Мамонов: «Они хорошие, но выросли в аду»

Упокой, Господи!
Пересматриваю апрельскую "Парсуну", где Мамонов говорит с Легойдой.
Расшифровка и полная версия — тут >>>.

А вот маленький отрывок из разговора:




Любишь ли ты Меня?...

Одно из самых... пронзающих меня мест в Евангелиях. От Иоанна, 21 глава:

15 Когда же они обедали, Иисус говорит Симону Петру: Симон Ионин! любишь ли ты Меня больше, нежели они? Петр говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси агнцев Моих.
16 Еще говорит ему в другой раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня? Петр говорит Ему: так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси овец Моих.
17 Говорит ему в третий раз: Симон Ионин! любишь ли ты Меня? Петр опечалился, что в третий раз спросил его: любишь ли Меня? и сказал Ему: Господи! Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси овец Моих.
18 Истинно, истинно говорю тебе: когда ты был молод, то препоясывался сам и ходил, куда хотел; а когда состаришься, то прострешь руки твои, и другой препояшет тебя, и поведет, куда не хочешь.
19 Сказал же это, давая разуметь, какою смертью Петр прославит Бога. И, сказав сие, говорит ему: иди за Мною...

+


Почему все священники заняты?

Цифры и факты, о которых надо бы знать и помнить тем, кому важен ответ 

Не сочтите это за оправдание ненормальной ситуации, когда в Церкви человеку не с кем поговорить, но просто хочу, чтобы Вы знали, что есть и иная грань этой ситуации. Полностью согласен с тем, что человеку очень важно, чтобы его выслушали в Церкви. Важно понимание и сострадание, особенно со стороны пастырей. Но. Священников в России (и это мало кто сознаёт) крайне мало.

Для начала надо помнить, что один священник, самый лучший, не в силах уделить достаточно внимания больше, нежели 200-300 людям (с их семьями и близкими друзьями). А между тем, в России сейчас (по данным исследований Свято-Тихоновского университета) примерно в 5-6 раз меньше священников, как говорится, "на душу населения", чем в Греции или Румынии! Там один пастырь на тысячу-полторы потенциальных прихожан. А тут -- один на, как минимум, шесть тысяч!

В этом смысле (впрочем, и по самому образу мыслей и жизни подавляющего большинства людей) Россия, вопреки разговорам, пока вовсе не православная страна. Страна православной традиции? - да, но это не одно и то же.

У нас духовенство находится лишь в стадии трудного восстановления после периода гонений и искусственных ограничений на открытую церковную жизнь, образование, духовное научение. Удивительно, до какой степени это не хочется принимать. Многие мои собеседники сейчас вообще отрицают, что эти гонения и ограничения были! -- Но вот же, прямое их следствие...

Да о чём говорить: сотни храмов до сих пор полуразрушены или лежат в руинах! Вот же ноющая рана, которая вырастает из огромного периода полуподпольного существования Церкви! Мы пожинаем теперь плоды, но не хотим понять ни того, что такое Церковь, ни причин и следствий проблем, с которыми сталкиваемся в современности.

Я это пишу не ради оправдания равнодушия кого-то в церковной среде, тем более среди духовенства. Но чтобы не было упрощённого представления о положении Церкви. Чудо возрождения церковной жизни -- было и есть. Прежде всего, как свободу верить открыто, говорить о вере в полный голос, а главное, иметь возможность исповедоваться и причащаться. Но масштаб катастрофы от этого не становится менее ужасным. И об этом нельзя забывать.
+

Мой прадед. 22 июня 1941 года

Об одном жалел прадед мой Николай Попов в 1938 году: что всех друзей и товарищей арестовали, а его – нет. И, следовательно, страдая, они могли подумать, что это все он … А доносчиком Николай никогда не был. За ним никак не приходили, хотя он активничал, всякий раз старательно передавая по инстанциям поручительства за своих друзей, ожидавших в тюрьмах приговоров.

Однако его, высококлассного инженера, дружившего раньше с Каменевым, всё не забирали. Прадед продолжал жить на свободе, дома. И лишь когда началась Война, днем 22 июня после страшного выпуска новостей он, знавший слишком многое, получил кровоизлияние в мозг, но успел выдохнуть: «Это будет война такая, такая!..»

И после уже неважно, лежал ли он дома, везли ли его на пароходе в эвакуацию, сгружали ли торопливо его мертвое тело на муромской пристани, чтобы похоронить в безвестной могиле... Он уже ничего не говорил. Он погиб на этой Войне. А мы...

В конце-концов: что мы можем знать о том, ходят, летают ли, говорят с расстрелянными друзьями или умершими родственниками, бесами, ангелами, или даже с Самим Богом – души людей, умирающих от инсульта?..

+

p.s. Это своего рода поэтическая эпитафия. Но примерно так и было. Ориентировался на воспоминания его дочери, моей бабушки Иры. Увы, её уже не переспросишь.

Хирург и совесть



Прочёл в блоге:
"Если вам предстоит операция, то вам неважно, насколько хороший человек хирург, главное, чтобы он знал свое дело".

Хм... неважно? Наверное, если прям привезли и мгновенно резать, "не дожидаясь перитонита", то неважно. Не успеваешь задуматься. Будет резать тот, кого Бог послал. А если речь о плановой операции, то не смогу согласиться. Сам побывал под ножом хирурга, и мне было вовсе не всё равно, какой это человек.

Во-первых, отдавая кому-то в руки свою жизнь, обязательно задумываешься, а достаточно ли человек совестлив и ответственен. Хочется ему доверять по-настоящему, и не только потому, что он знаток своего дела. А во-вторых, хороший человек не сможет быть плохим профессионалом. Его совесть заест и профессиональная ответственность.

Помню, не смог и дня проработать в школе, когда понял, стоя перед классом, что я плохой учитель. Слишком большая ответственность, чтобы лгать себе, родителям и их детям...

+

За фото спасибо, дорогая Ксения Павлова!