Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Обращение к моим друзьям - любителям ЖЖшных ников!

Для журналиста, редактора "Фомы", который и ради личного интереса, и из интереса профессионального, старается завести как можно больше френдов, Живой Журнал -- это заколдованное место. В отличие от соцсетей.

С одной стороны, покидать его не хочется: тут многие люди все ещё пишут подробно и развернуто, как и принято в журналах. Это оооочень радует. И уходить не собираюсь.

А с другой: почти все довольствуются никами, и постоянно пытаешься понять или вспомнить, кто есть кто и либо попадаешь в дурацкую ситуацию при переписке, либо не знаешь, где и как человека найти, если он вдруг ЖЖ покинул. А френдов у меня... ну, скажем так, немало.

В связи с изложенным выше, моление:

Дорогие друзья (те, кому общение со мной небезразлично)! Может, как-то обозначитесь сообщением мне в личку? Кто вы в жизни и какие формы связи имеются (емейл, м.б. профиль в Контакте или на ФБ)? Чтобы я не краснел перед вами и мог как-то сориентироваться?
Очень буду признателен.



За фото спасибо Кире Выгривач :)

P.S. Из Ирландии с любовью и благодарностью

Дорогие!

Семья и близкие Полины (в святом крещении Апполинарии) сердечно благодарят за вашу горячую молитвенную поддержку!
Это очень важно для Полины и всех её близких.

Спасибо вам!



Убивает ли Бог по ночам, или О странном прочтении двух молитв

Столкнулся тут с удивительным, очень странным прочтением двух важных молитв, какие включены в утреннее молитвенное правило. Написали мне буквально следующее:
"Вот христианское отношение к Богу. Не радость, не свет, не тепло - мучительное вымаливание прощения. И благодарность (!), причём дважды (!) за то, что Он позволил нам проснуться, а не погубил (!) Представьте себе земного отца, который требует от детей ежедневной благодарности за то, что он не убил их ночью (!!!)".

Я изумился и попросил пояснить, какие молитвы собеседник вот так истолковал. Оказывается, вот эти (с радостью их приведу полностью):

1. От сна воста́в, благодарю́ Тя, Свята́я Тро́ице, я́ко мно́гия ра́ди Твоея́ бла́гости и долготерпе́ния не прогне́вался еси́ на мя, лени́ваго и гре́шнаго, ниже́ погуби́л мя еси́ со беззако́ньми мои́ми; но человеколю́бствовал еси́ обы́чно и в неча́янии лежа́щаго воздви́гл мя еси́, во е́же у́треневати и славосло́вити держа́ву Твою́. И ны́не просвети́ мои́ о́чи мы́сленныя, отве́рзи моя́ уста́ поуча́тися словесе́м Твои́м, и разуме́ти за́поведи Твоя́, и твори́ти во́лю Твою́, и пе́ти Тя во исповеда́нии серде́чнем, и воспева́ти всесвято́е и́мя Твое́, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

2. Тя благослови́м, вы́шний Бо́же и Го́споди ми́лости, творя́щаго при́сно с на́ми вели́кая же и неизсле́дованная, сла́вная же и ужа́сная, и́хже несть числа́, пода́вшаго нам сон во упокое́ние не́мощи на́шея, и ослабле́ние трудо́в многотру́дныя пло́ти. Благодари́м Тя, я́кo не погуби́л еси́ нас со беззако́ньми на́шими, но человеколю́бствовал еси́ обы́чно, и в неча́янии лежа́щия ны воздви́гл еси́, во е́же славосло́вити держа́ву Твою́. Те́мже мо́лим безме́рную Твою́ бла́гость, просвети́ на́ша мы́сли, очеса́, и ум наш от тя́жкаго сна ле́ности возста́ви: отве́рзи на́ша уста́, и испо́лни я Твое́го хвале́ния, я́ко да возмо́жем непоколе́блемо пе́ти же и испове́датися Тебе́, во всех, и от всех сла́вимому Бо́гу, Безнача́льному Отцу́, со Единоро́дным Твои́м Сы́ном, и Всесвяты́м и Благи́м и Животворя́щим Твои́м Ду́хом, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Мой собеседник почему-то уверен, что тут нам предлагается благодарить Бога за то, что Он нас не убил... По-моему, это очевидное непонимание, но попробовал всё же пояснить.

Я, конечно же, прекрасно знаю эти молитвы. И не понимаю, откуда такое странное прочтение простой мысли. Мысли, что та благодать, какая снова и снова пробуждает нас и животворит, вообще-то — чудо. А не норма. Вот и всё.

Бог терпит наши грехи, оставляя нам возможность проснуться, встать и принести плоды покаяния. Это именно дар, благодать, которая присутствут в мире столь же объективно, сколь и грех. Бог не спешит нам воздать по делам, а терпеливо даёт нам день за днём.
Эти покаянные слова святых, кто записал эти молитвы, — не о том, что Бог губит, а о человеческом понимании своего недостоинства. Осознание чудесного факта: мы ещё живы и имеем возможность после множества грехов встать, покаяться и спастись. И это то, за что можно и нужно благодарить.

Тут не богословие жестокого Бога (откуда?!), а покаянное, трезвое отношение кающегося человека к себе самому: я недостоин прощения, но ты меня не осуждаешь. Вот что тут сказано.

Всё это — под очень важной статьёй Александр Ткаченко на сайте журнала "Фома": https://foma.ru/bozhi-deti-na-grani-nervnogo-sryiva.html

UPD. Понял, что некоторым страшно само признание того, насколько грех опасная штука... Дорогие, тут вопрос, какие выводы сделать из этого признания. Например, если алкоголик не готов признать, что он алкоголик, то ему помочь практически невозможно. Тут признание ненормальности нашего положения -- путь к перемене, к спасению. Увы, почему-то многие видят в самой констатации "болезни" приговор себе и начинают унывать, впадать в отчаяние. Но паталогично не само заявление, что я грешен; паталогической может быть то, как я себя повёл после. Помните, Пьяница в "Маленьком принце"? -- Я пью потому, что мне совестно... пить. Вот пример патологического, неверного вывода из признания своей проблемы. Но саму проблему "задвигать" -- это неправильно.
И второе: как-то ускользает то, о чём я постоянно пишу. Да: грех -- объективная реальность. Но и благодать тоже. Вот в чём дело. Если мы циклимся на том, что мы погибли, ибо грешны, то зачем тогда вообще помнить о Христе, Который пришёл нас спасти и дал нам ту самую благодать? Наша беда не в том, что мы переоцениваем вред от греха. Беда в том, что мы резко недооцениваем то, насколько в мире и в нас активно присутствует благодать Божия. Нам кажется, что когда у нас всё "нормально", то это -- нормально. )) Нет: мы каждый день купаемся в благодати, какую нам Бог даёт. Этим мы живы. Если это звено выпадает, то дело не в молитве, а в том, во что собственно мы веруем.

"Корзина должна быть на рабочем столе"

Вспоминаю, как собрались как-то всеми поколениями семьи. Среди прочего, я помогал маме с настройками компьютера. И поймали друг друга за язык:
"Корзина должна быть на рабочем столе".
Долго смеялись. Представили, что люди подумали бы о нас лет тридцать назад, услышав такое.

... Кстати. Вдруг кто ещё поделится фразами, которые были бы ещё недавно восприняты как признак, что у человека с головой не всё в порядке, а сейчас никого не удивляют? )))

Пы-сы. Автор фото - дорогой Владимир Ештокин. Спасибо ему! )

Лейтенант Корнеев. Дом разминирован

Десять лет назад было...

В Пскове, случайно увидел на стене дома сохранённую надпись и табличку.
Напомнило ленинградские объявления времён Войны ("Граждане! При артобстреле эта сторона улицы...").


Плач благодарности

(Написал, ещё не пережив сам болезнь. Которая многому учит. А пережив, ещё больше задумался об этом)
Обычно мы живем именно фантазиями и потрясениями. Где шок, страсть, буря эмоций — там истинная жизнь, кажется нам… Но это просто доказательство омертвения наших чувств, нашей души. Так внезапно оглохший человек кричит, вместо того, чтобы просто разговаривать. Но если бы мы, думая о жизни, так же не забывали о возможной внезапной смерти, как к этому призывает Церковь — мы оценивали бы каждое свое слово, замечали даже легкий жест, умели бы внимательно слушать самые тихие звуки…

На пороге смерти направление мыслей меняется: стыдно, очень стыдно бывает за себя в это время.

И еще бывает иногда в человеке удивительная перемена: он становится чутким на самое маленькое добро по отношению к себе.
Лично я столкнулся с этим, когда вместе со священниками и прихожанами храма при Первой градской больнице мы ходили поздравлять больных с праздником Рождества.

В тех местах, где находились сравнительно «легкие», ходячие больные, ничего особенного не происходило. Но вот мы прошли в палату, где люди лежали, потому что просто не могли встать. Там был тяжелый запах, больные выглядели ужасно. И когда они услышали, что их поздравляют, когда на их тумбочки легли наши совсем небогатые гостинцы — они все разрыдались.

Плакали — и благодарили, что к ним пришли, что их не оставили, не забыли! Это были, в основном, «мужики», пожилые мужчины…
Ничего более пронзительного мне не приходилось видеть. И меня тогда поразило то, что именно в момент физических и моральных страданий люди оказались более всего отзывчивыми и способными воспринимать то, что мы, здоровые люди, вообще замечать отказываемся.

+

"Фактор жизни" 10 лет назад

Ровно десять лет моему интервью программе "Фактор жизни" на Инва.тв.

Спасибо за него дорогому Владимиру Крупенникову, с которым мы тогда познакомились и в результате продолжаем общаться.



Интервью с ним есть в журнале "Фома", пусть и глубоко в архиве. Но проблем найти никаких. Делюсь ссылкой.
А вот и видео:





 

Из дневников. Наброски открытого письма Ивану Карамазову ))

...Разве Бог не согласен с нами, что мир - в его нынешнем виде - плох? И разве Христос ходил по земле счастливый и благодушный? Всё Писание - сплошь -  ответ на вопрос, почему нам больно и что делать, чтобы стало иначе.

Как же можно, утверждая, что веришь в Бога - не услышать того, как кричат Божьи Книги о боли и страдании??? Думается, такая вера - не вера еще, а пред-верие, а в Бога, быть может, ещё только предстоит поверить.
И ещё хочу Вам сказать, что в жизни дурно далеко не всё. И кроме подлостей люди делают много добра друг другу, и настоящие друзья есть, и любовь не иссякает... И если жестокость и боль существуют в мире - то почему именно Бог виноват в этом?..

Я помню - один из первых вопросов, которые меня вели к вере в Бога, был вопрос о том, почему мне не ответили взаимностью в любви. И когда я решился разобраться с этим - без адвокатствования, без потакания себе самому - то обнаружил сразу: виноват был я сам, потому что был самовлюблённым эгоистом, и думал не о любимом человеке, а о себе-любимом. Нужно начать с себя, потому что списать на Бога несовершенство мира - легко, но от этого мир не станет лучше.
И Бог постоянно говорит нам об этом.

+


Умерщвление плоти — зачем?

Умерщвление плоти — зачем?

Размышления, возможно, наивные. Об аскетике. Ведь умерщвление плоти — не цель, а средство. Ведь в христианстве нет ни "восточного" презрения к телесному, ни античного культа тела. Но если аскеза средство, то для чего именно?

Довелось бывать в походах пару раз, на байдарках ходили. И я обратил внимание. Столько вокруг красоты, так в принципе хорошо А я вместо этого думаю: ой, что-то комары кусают; жарко/холодно; надоело постоянно грести и грести... А красота уходит на второй, а то и на третий план. И я понимал, насколько же много теряю от этого. Или был (а я всего один раз там был) в Троице-Сергиевой Лавре. И там так болела голова, что никакой анальгин не помогал. И то же, кстати, повторилось в Оптиной пустыни. Многие очень яркие и сильные моменты я несмотря ни на что запомнил и потом уже оценил. Побывал словно в раю. Точнее, и в момент путешествий тоже понимание уникальной Встречи присутствовало, но через силу и серьезный дискомфорт.

И мне думается: вот некий в принципе, сильный, верующий, церковный, привычный (в отличие от меня) с детства к молитве и богослужению человек. Он на подвиг, возможно, идет именно для того, чтобы подняться на новую ступень. Научиться сосредоточиться на Божием в самых сложных обстоятельствах и не потерять эту связь. Мошка, комары одолевают, — а у него радость до слез от сознания богоприсутствия! Несмотря на то, как изнывает капризное тело. А с какого-то момента настолько всё обращено к Богу, что даже когда являются мучители, злодеи, остаются только слова Христовы: "Отче, прости им, не ведают, что творят". Уже не к телесным немощам иммунитет, а к любому осуждению. И в конечном итоге, к самой смерти.

Был бы я опытным походником, смог бы к комарам и погоде выработать "иммунитет"... Собственно, мой отец с этим как раз справился, он рассказывал мне подробно, как это было. Насколько больше радости мне досталось бы! Вот что-то схожее. Нет иной цели истязания плоти кроме того, чтобы плоть духу не мешала.

Конечно, есть ещё боль совести, которая может потребовать действия. Когда недостаточно (как у меня бывает) застонать в подушку и повторить своё "Господи, Иисусе Христа, помилуй мя, грешного!". Но отбросить сон, забыть жалость к себе ради покаянной, слёзной олитвы. От осознания того, насколько согрешил и какие причинил ближним страдания. И так больно, что монах, молясь, вместо коврика "постилает" камень. Или пытается залезть в болото (как Никита столпник в Переславле). А его духовники оттуда гонят обратно в монастырь. Наверное, так?

+

На фото: закат в Святых горах (Пушкинский заповедник).


Коммунизм. Из дневников двадцатилетней давности о том, чему уже полвека

Коммунизм. Из дневников двадцатилетней давности о том, чему уже полвека… ▶️

Почему же в детстве я так обожал московские многоэтажные коробки и стеклобетон? Наверное, это во мне было частью коммунистической веры. Кроме шуток. Всякая новая станция метро или марка троллейбуса приближала коммунизм, за которым - не просто отмена денег и всеобщее изобилие. Но - разгадка вселенских тайн, звездолеты и нуль-пространство, Туманность Андромеды и кольцо обитаемых миров. И - возможно - передвижение со скоростью мысли; и - может быть - бессмертие; и - наверняка! - счастье...

Я искал отблески своей мечты, засматриваясь вместе с братом в телескоп на Сатурн и двойную звезду Альбирео, поражаясь красоте кристаллов в минералогическом музее, сидя с сестрой под соснами в Серебряном Бору, вечерами, когда дух захватывало от того, какие мы маленькие даже в сравнении с этими соснами, купающимися в закатных лучах (не говоря уже о космосе, перед которым и мы, и сосны, и земля с солнцем - меньше амебы!). Я спрашивал сестру: "Лен, а сколько тебе будет в двухтысячном году?" - "Тридцать восемь, я ведь на три года тебя старше." То, что придется ждать почти вечность, более двух десятилетий, конечно, меня расстраивало и пугало, но все-таки я утешался: люди обычно живут до семидесяти, и значит мы оба увидим - на самом деле! - Двадцать Первый Век. Когда всё - абсолютно всё! - уже будет по-другому.

И мне только жаль было - не более! - нашего дома в Девкином переулке с его сосновыми стенами, а также всех гавриковых и ирининских переулков, которые ни в какое сравнение не шли с Останкинской телебашней и первыми цветными телевизорами в стеклянном магазине на Фридриха Энгельса. Всего того, что приближало Будущее. И откуда мне было знать, что сестра двадцать первый век почти не застанет... И что в тридцать пять мне важнее станет не обнаружить летающую тарелку, а разобраться со своей собственной совестью?..

+