Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Обращение к моим друзьям - любителям ЖЖшных ников!

Для журналиста, редактора "Фомы", который и ради личного интереса, и из интереса профессионального, старается завести как можно больше френдов, Живой Журнал -- это заколдованное место. В отличие от соцсетей.

С одной стороны, покидать его не хочется: тут многие люди все ещё пишут подробно и развернуто, как и принято в журналах. Это оооочень радует. И уходить не собираюсь.

А с другой: почти все довольствуются никами, и постоянно пытаешься понять или вспомнить, кто есть кто и либо попадаешь в дурацкую ситуацию при переписке, либо не знаешь, где и как человека найти, если он вдруг ЖЖ покинул. А френдов у меня... ну, скажем так, немало.

В связи с изложенным выше, моление:

Дорогие друзья (те, кому общение со мной небезразлично)! Может, как-то обозначитесь сообщением мне в личку? Кто вы в жизни и какие формы связи имеются (емейл, м.б. профиль в Контакте или на ФБ)? Чтобы я не краснел перед вами и мог как-то сориентироваться?
Очень буду признателен.



За фото спасибо Кире Выгривач :)

Дело, которому нельзя не помочь!




Призываю всех своих друзей брать любой из этих баннеров в свой блог (а то и в Сообщество) - за чистоту и святость этого дела я ручаюсь.
Коды баннеров берите тут >>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>



sos-miloserdie.ru

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ КОНЧИЛАСЬ - МИЛОСЕРДИЕ ОСТАЕТСЯ!

Акция Московской православной службы «Милосердие»

Кризис больно ударил по всем. Благотворителям приходится сокращать пожертвования. Но невозможно "сократить" детей-инвалидов и сирот в детском доме, бездомных, которые в холода спасаются в автобусе «Милосердие», больных старушек в богадельне, брошенных больных в больницах.

Пожертвуйте одну сотую своего месячного дохода на добрые дела.
Эти деньги могут спасти жизнь обездоленному человеку!

ВСЕ ОБ АКЦИИ НА SOS-MILOSERDIE.RU


sos-miloserdie.ru


ЖЖ-цитаты: грустный Святочный рассказ


Святочный рассказ

Сегодня утром я опять пробежала мимо бабки с кепкой

Эта бабка всё время стоит на коленях на углу, возле поворота к трамвайной линии, кланяется, крестится и желает всем здоровья. А кепка лежит перед ней, уткнувшись ей в колени, и все прохожие задевают за эту кепку, когда пробегают мимо. И я тоже задеваю, когда пробегаю мимо. А бабка улыбается, кланяется, крестит меня вслед дрожащей птичьей лапкой и нараспев, как стихотворение, говорит: спаси – Господь – Исус – Христос! Она всем так говорит. Хотя почти никто ничего ей в её кепку не бросает.

И в этот раз всё получилось, как всегда. Я с разлёта проскочила мимо бабки, получила от неё благословение и понеслась дальше, оскальзываясь на неровном льду.
- Молодец, - сказал догнавший меня прохожий. – Всё-таки научилась им не подавать. Работаешь над собой. Это похвально.
- Чего? – переводя дух, переспросила я
- Молодец, говорю, - терпеливо повторил прохожий. Он был невысокий, но осанистый, широкоплечий и красивый. Единственное, что его, на мой взгляд портило, - это большие раскидистые усы в пол-лица. Совсем как у моржа. Или как у Максима Горького, только ещё больше и гораздо противнее. – Вообще, я замечаю, стало гораздо меньше безответственных людей, поощряющих попрошайничество, - продолжал он, не глядя на меня. – А в прежние времена… Это же уму непостижимо, как это было когда-то популярно – откупаться ежедневно парой гульденов от угрызений совести. Смешно, честное слово. Они полагали, что это хорошее вложение капитала. Типа, в Вечность. Ха-ха. Да на половину выброшенных таким образом денег каждый из них мог бы содержать при себе хорошего врача, что было бы уж, во всяком случае, гораздо полезнее для их здоровья, чем молитвы этих паразитов. Да и какие, к чёрту, молитвы? Одно лицемерие.. Это же мафия, все эти так называемые нищие, они же давно все в корпорациях работают, у них у каждого по «мерседесу» и по загородной вилле, а всякие простаки продолжают им подавать на бедность…
- Господин Михель? – сказала я, вглядываясь получше. – Михель-Великан?
- Да, мой милый угольщик Мунк! – Прохожий густо засмеялся, расправил плечи, но почему-то не стал выше ростом, а, наоборот, как-то съёжился, ощетинился, усы превратились в щёточку под верхней губой, а над глазом повисла косая чёлка. – Как это мило с твоей стороны, честное слово. Называешь меня, как в детстве. Очень трогательно. Спасибо.
- Ты предпочитаешь, чтобы тебя звали настоящим именем? – сбиваясь и переглатывая от страха, спросила я.
- Ну, зачем же, - ласково засмеялся прохожий. – Я знаю, что у некоторых категорий людей оно табуизировано. Суеверие, конечно, но я готов пойти навстречу… Если тебе нравится эвфемизм «Михель-Великан» - пожалуйста. Я всегда любил и поощрял инфантильность.
- Но сейчас же Рождественская неделя, - сказала я. – Почему же ты ходишь по земле?
- Но вы-то по ней ходите, - опять засмеялся он. – Почему бы и мне не ходить?
И тогда у меня совсем прервалось дыхание в глазах и остановилось сердце. И я подумала: а может, оно давно уже стоит, а я живу себе и не замечаю, и мне неплохо и так… Совсем даже неплохо. Даже лучше.

И я развернулась, поскользнулась и побежала обратно по бугристому льду, нащупывая в карманах остатки от того, что ушло на Рождественские Подарки. Туда, где на ледяной мостовой, у подножия Престола, бабка кланялась, крестилась и выпрашивала для меня у Господа здоровья и благополучия.


Оригинал тут

Владимир Легойда:

  В очередной раз в редакции «Фомы» мы спорим о том, не закрыть ли нам на интернет-сайте журнала комментарии под опубликованными материалами. Почему это такой больной вопрос? Даже не потому, что в интернет-дискуссии люди часто теряют нить разговора, отходят от темы по самым разным причинам; но прежде всего потому, что опыт показывает: никакая содержательная дискуссия в диалоговом интернет-пространстве просто невозможна... Читать

Опубликовал в родном "Фоме" свои больничные дневники...

ПОСЛЕДНИЕ ВРЕМЕНА «Любить не умею —
И я умираю»
Давид Самойлов

Мы все, и верующие, и неверующие, живем, болеем и умираем вместе —
равно страдая, задумываясь, пытаясь понять смысл происходящего.
И для тех, и для других болезнь — это испытание, проверяющее на прочность отношение к Богу и к миру. Так было и с автором этих записок.


Читать тут

Сердце (из дневниковых записей)


Прислушиваюсь: опять треснуло что-то в груди, словно доска в старом доме. И вдруг понимаю: воспоминание, когда-то сильное и больное - умерло. И на сердце место его вмиг ссохлось, потемнело... Треск в моём доме. Насколько ещё хватит?.. 

 (489x370, 100Kb)

"Кибитка"

...потому что сейчас считается так: пока не расписались - не муж и не жена. А раз не муж и жена - значит, захотел-пришёл, захотел-ушёл. Если "вдруг" ребёночек - есть мини-аборты, это очень удобно.

Удобство и отсутствие ответственности...
У М.Щербакова в "Кибитке" было, об этом состоянии:

"...Как-будто век прожив и всё-таки не зная:
Что истина, что нет, что свято, что грешно."

Как дети мы, даже прожив целый век... И от того, что уже не игра, а жизнь проживается - становится вдруг больно...

Заметки Доктора Лизы

Хоспис – это место, куда приходят те, кто уже знают: чуда не будет. Сюда приходят умирать. Это – последний приют безнадежно больных... Одних приводят родственники, перекладывая уход за ними на плечи медсестер, других, одиноких, привозят сюда из больниц, с улиц, вокзалов, третьи приезжают сами, потому что не хотят умирать среди здоровых людей. Елизавета ГЛИНКА публикует в форме дневниковых записей в интернете свои заметки о работе в хосписе. В “Живом журнале” ее зовут Доктор Лиза (Дневник). Далее

"Мне не больно" - понравилось ли? --

 -- Однозначно сказать не могу. Скорее да, чем нет. Игра актерская очень хорошая, итоговая мысль тоже. Есть какая-то... искусственность, что ли... Но меня очень порадовало, что все намеки на чернушность (это, кажется, даже намеренный ход сценариста) в итоге совершенно неожиданно оказываются вовсе не-чернушными. Никто никого не убивает, не мстит, не проклинает и не ненавидит. в фильме действительно - в итоге - очень много неумелой нежности между людьми... За это фильму многое можно простить. Если даже что и не так...