gurbolikov (gurbolikov) wrote,
gurbolikov
gurbolikov

Category:

"Солярис" Тарковского: мое понимание фильма и отношение к мнению, что "Солярис" слишком заумен

Посчастливилось прочесть книгу лет в 13, а фильм посмотреть в 15. Мне тогда "Солярис" не только не показался заумен (вот, например, "Сталкера" я тогда тоже с интересом посмотрел, но по сути, совершенно не понял). Напротив: он меня потряс всего. И пожалуй, сформировал моё отношение к супружеству... Просто с тех пор хотел быть похожим на того раскаявшегося Криса Кельвина, которого сыграл Банионис... И не показалось, что Тарковский заумен. А вот разница между произведениями очевидна (недаром Лем ругался, что Тарковский навязывает ему, научному фантасту, "достоевщину").
В чём разница между повестью и фильмом?

Лема интересовала именно проблема встречи с разумом, совершенно несхожим с человеческим. Он моделировал ситуацию-допущение, гипотезу. Его интересовали последствия такого контакта для двух интеллектов - человеческого и ино-мирного. А Тарковский - устами одного из героев - провозглашает прямо противоположный тезис: человеку никакой иной разум во Вселенной не интересен, человеку нужен человек. И Тарковский, начисто отвергая все научно-фантастические поиски Лема, просто пользуется его сюжетом как средством для постановки сугубо нравственной проблемы. "Тут что-то с совестью, Крис", - пытается исповедаться другу убивший себя Гибарян. И весь фильм - о совести и о покаянии.

Жил человек, и у него была жена. И он охладел к ней, разуверился в своих чувствах, не пожелал пощадить её чувства. И, по сути, довёл до самоубийства. С этим ничего невозможно поделать, и он вынужден жить с таким страшным грехом, глубоко спрятав память о нём и муки совести вглубь своей души. Но всё вокруг как-то... не так. Его любит отец, и он отца любит, - но не может по-детски прижаться к нему; такой прекрасный, тихий семейный дом о чём-то напоминает ему, и в доме нет для героя особенной радости. Рядом - урбанистический мир, в котором вообще можно сойти с ума от одной только поездки по хай-вею. И вот такой "убитый" грехом, закуклившийся человек, Крис Кельвин, пытается убежать на Станцию, в какой-то "космос", подальше от прошлого.

Но Станция, неожиданно для него, оказывается местом, где некий Творец (Бог или инопланетный разум - Тарковскому наплевать) заглядывает в самое сердце человека, находя там образ того, о ком тот особенно мечтал бы забыть. И воплощая в тело, посылает обитателям станции тех людей, перед которыми те особенно страшно виновны. Так к Крису приходит жена, которая давно умерла.

Сначала герой пытается отнестись к этой встрече также, как иные обитатели станции (кроме Гибаряна, который предпочёл самоубийство) - начал пробовать уничтожить своё прошлое. Но на Станции от "прошлого" не убежишь. И Крис "вдруг" решился поверить и покаяться. Поверить, что перед ним его жена. И дать ей ту любовь и ту верность, на которые поскупился когда-то. И он начинает ОЖИВАТЬ, становиться настоящим, совестливым, сострадающим не только ей, но и всем несчастным мученикам этой Станции, человеком. И сколько его не пытаются убедить, что якобы это всё напрасно, поскольку тут "космос" и всё "ненастоящее" - он уже не даёт себя обмануть.

Именно его открытое сердце заставляет "странного" Творца заметить их страдания и ответить Крису осмысленно. Крис не удержал любимую женщину - она погибла. Но он наконец-то бросился на колени перед отцом. Или перед Отцом Небесным - это кто как хочет истолковать последнюю сцену фильма, которая полностью цитирует великое полотно Рембранта "Возвращение блудного сына".

Весь этот фильм - единый призыв не запирать свою совесть на замок и верить - и в великую силу любви, и в ужасную силу равнодушия. Которое убивает. Это - о том, что от мук совести никуда не уйдёшь, пока не изменишься, пока не станешь другим. И конечно же, это не экранизация аналитического романа Лема, а притча, которая в каком-то смысле - отповедь автору повести. Потому-то Станислов Лем надолго рассорился с Тарковским, и лишь спустя много лет, намного пережив режиссёра, стал постепенно смягчаться. Особенно после появления американского римейка, который привел писателя в ужас...


Tags: Вера, Дневники, Кино, Лем, Литература, Личное, Любовь, Отношения, Покаяние, Тарковский, Экранизации
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

Recent Posts from This Journal