gurbolikov (gurbolikov) wrote,
gurbolikov
gurbolikov

Category:

195 лет назад родился Федор Михайлович Достоевский




Всем известно выражение «красота спасет мир», которое приписывают Достоевскому. Между тем Федор Михайлович не считал, что мир спасет некая абстрактная красота.


"Мир спасёт красота" -- это слова Аглаи Епанчиной из романа «Идиот». Давайте посмотрим внимательно, что и как она говорит:
"— Слушайте, раз навсегда, - не вытерпела наконец Аглая, — если вы заговорите о чем-нибудь вроде смертной казни, или об экономическом состоянии России, или о том, что «мир спасет красота», то… я, конечно, порадуюсь и посмеюсь очень, но… предупреждаю вас заранее: не кажитесь мне потом на глаза!» («Идиот», 4.4, гл.VI )".


А теперь сравним с длинной речью Дмитрия из "Братьях Карамазовых":
«Красота — это страшная и ужасная вещь! Страшная, потому что неопределимая, и определить нельзя потому, что Бог задал одни загадки. Тут берега сходятся, тут все противоречия вместе живут… Иной высший даже сердцем человек и с умом высоким, начинает с идеала Мадонны, а кончает идеалом содомским. Еще страшнее, кто уже с идеалом содомским в душе не отрицает и идеала Мадонны, и горит от него сердце его и воистину, воистину горит, как и в юные беспорочные годы… Что уму представляется позором, то сердцу сплошь красотой. В содоме ли красота?.. Ужасно то, что красота есть не только страшная, но и таинственная вещь. Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы — сердца людей» («Братья Карамазовы», Кн. З, гл. III).

Какая же из цитат более от автора? Абстрактное благопожелание, которое злит Аглаю? Или глубокое утверждение, целая теория, что в мире существуют две красоты, две эстетики?

Первая — та, которую Дмитрий Карамазов называет «идеалом содомским», то есть эстетика зла, демоническая привлекательность греха. Такая красота -- "страшная сила". И вторая -- «Мадоннин» идеал. То есть образ Богородицы, красота святого в человеческой жизни. Она спасительна; в ней любовь, а не страх. И вот, два этих идеала сталкиваются в сердце человека и непримиримо борятся.

Чтобы понять, достаточно знакомства с творчеством Достовского.

Каждое его произведение — картина этой борьбы истинной красоты и антиэстетики. Но в отличие от Булгакова, вряд ли можно Достоевского заподозрить в дуализме, в идее равенства и вечного соприсутствия добра и зла как двух стихий. Не верит Достоевский в самостоятельную и вечную миссию зла. Каждый его роман — это выбор в пользу идеала Мадонны, богородичного, Христова.

Ну и в дневниках писателя сказано определенно и четко, какой идеал победит: «Мир станет красота Христова».

В это он верил, Христу — веровал. За соответствие красоте Божьей боролся.

Свидетельство тому можно увидеть в судьбе самого Достоевского — в его борьбе со страстями, в удивительной его кончине под чтение Евангелия. В истории его любви, в его очень сложном поиске правильного пути в жизни...

Tags: Достоевский, Фома, вера, дневники, книги, литература, личное, ссылки, цитата
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments