June 13th, 2008

Куда делись Герои


(Отклик на пост Сергея Лукьяненко)


Типы, способные стать архетипами, героями для миллионов - часть того понятия, которое у нас приобрело ругательный оттенок - идеологии. Конечно же, не в узко-партийном, политическом и так далее смысле этого слова. Шире. Глубже. Но если нет Идеи, принятой миллионами (ну хотя бы ПОНЯТНОЙ миллионам - необязательно ведь её разделять! Мы американцев ругаем, но их героев понимаем), то и общего Героя нет. Ведь любой такой Герой - ОЛИЦЕТВОРЕНИЕ чего-то лучшего и важнейшего. Герои понятны и "героичны" именно в каком-то контексте. Мировой Революции (Мальчиш и Павлик), Американской Мечты (Человек-паук или Супермен), Европейского Гуманизма (Поттер). Наш тип пока столь же размыт, как герой Хабенского в "Иронии Судьбы-2" (кстати, сравните с героями первой "Иронии" - насколько они плоть и кровь советской интеллигенции 70-х-80-х, совершенно ЖИВЫЕ, можно додумать и реконструировать их жизнь, мысли и переживания до деталек!). Для меня, кстати, каждая Ваша книга - попытка найти героя - но пока архетипическими становятся определенные отношения-метафоры (в первую очередь, конечно же, Дозоры), но не герои. (Хотя, казалось бы - чем Ваши герои "хуже" Сталкера Тарковского-Стругацких? Не хуже - просто при всей фантастичности Сталкер - вполне считываемый образ эпохи). Потому что это не зависит от одного только художника. Потому Ваш герой больше задаёт вопросов, чем отвечает на них. За кем-то гонится, куда-то идёт, что-то узнаёт - и ищет, ищет. А Поттер - нашёл. И Врага победил. И ура.:) А суперменам с пауками искать не обязательно - они должны подтвердить мощь американской идеи - подвигом. И Кабальчишу с несчастным Павлом Морозовым тоже нужны поступок и смерть, по-коммунистически, в контексте почти-христианского мученичества, свойственного большевизму. Я, кстати, пишу всё это вовсе без издёвки над этими героями. Конечно, лично мне они не близки идейно, и потом, взрослый ищет иного - то, что могут дать Карамазовы, Болконский, Пьер или Татьяна Ларина. Но ЛЮБОЕ рождение героя, пусть "чужого", чуждого - всё же художественное явление огромной силы. И если появится герой русского романа или сказки (хотелось бы надеяться - как можно менее плоский и "партийный") - это будет не просто литературным фактом. А свидетельством восстановившегося единства народа. Дай Бог, без громких лозунгов и строевых песен.