May 18th, 2006

Алексей Леонов

ИКОНЫ В КОСМОСЕ

...Я хорошо знал Юрия и могу утверждать, что он никогда не был оголтелым атеистом. Ведь он был крещен (кстати, как и я), но при том всеобъемлющем контроле со стороны партии открыто верить было почти невозможно. И все-таки у многих из нас было достаточно ума и души, чтобы чувствовать, что “там” что-то есть. Мне нравится фильм “Космическая одиссея 2001 года”. Он снят по книге Артура Кларка, к слову, очень верующего человека. В нем хорошо выражено тогдашнее наше мироощущение.

Вообще, для меня Юра – это почти святой человек. Как он любил родителей, особенно мать! Какие писал ей письма. Не могу забыть одно из них: “Я так люблю тебя, мама, так вспоминаю! Я так любил целовать жилочки на твоих руках”… Юра всех любил, поэтому и его любили все. Как он заботился о семье, друзьях, совершенно незнакомых людях, которые приходили к нему за помощью! Все это говорит о том, что душа у него была христианская.

Ну не умели мы креститься! Ведь религия уничтожалась. Помню ужас матери, когда я, еще мальчишкой, нашел дома иконку Богородицы. Мама закричала: “Дай немедленно!”, отняла ее, спрятала. Ведь в то время верующие считались врагами. Страна была в оцепенении. Вспомним Бутово, Соловки, бесчисленных мучеников за веру...

Читать...

На снимке: Алексей Леонов на месте гибели своего друга Юрия Гагарина.
Фото Геннадия Попова /ИТАР-ТАСС/


Из переписки о том, всё ли в церкви плохо

Я не отрицаю, что в Церкви земной масса несовершенств. Они есть, и они будут, поскольку грех не может быть полностью проеодолён человеком в земной жизни. 
Мы можем с Вами обсуждать и перечислять эти грехи и проблемы, можем думать, что и как сделать, чтобы стало лучше. Но в любом случае, уверен - даже если бы каждый член  нашей церкови был безгрешен как Сам Христос, в оценках и мнениях её противников НИЧЕГО бы не изменилось. Увы.

А видел я всякое. Хорошее - в первую очередь. Видел священника, который не отменял исповедь, несмотря на тяжелйшую болезнь. Был свидетелем того, как он приютил попавшую в беду женщину, беременную, нарываясь на подозрения и дикие обвинения (прошло время - и стало ясно, как верно и по-христиански он поступил).  Видел другого батюшку, который попивал и бывал груб. Однако, этот священник, когда у него были страшные почечные боли, делал себе уколы ортофен прямо сквозь облачение, но службы не прерывал. Он НИ РАЗУ за примерно десять лет служения не отменил НИ ОДНОГО БОГОСЛУЖЕНИЯ... Я знаю священника, который узнав, что мой знакомый перестал молиться, "западая" на компьютер и телевизор, ездил вечерами к нему через всю Москву и читал молитвы вместе с этим человеком. И поддерживал того в унынии. Я видел множество треб - крестин, соборований, освящений, отпеваний, где священники не брали ни копейки (да, так бывает, и намного чаще, чем думают некоторые!). Мне пришлось видеть немало священников, страдающих варикозным расширением вен  на ногах из-за предстояния на долгих богослужениях. я видел смертельно уставших служителей, которые тем не менее, не могли отказать ни одному просящему вопреки страшнейшей усталости. Я видел угрозы в адрес священников, видел слёзы, безденежье, семейные катастрофы.  И ещё много, много чего виделось, ПОСЧАСТЛИВИЛОСЬ видеть - хотя было и политиканство, и антисемитизм, и стяжательство. Но то, что есть это дурное в церковной среде, меня не может отовергнуть от главного - от молитвенного заступничества за меня и за нас этих молитвенников, труженников, священнослужителей, жизнь которых, труды, слёзы, нужда для большинства из нас сокрыты. Молитва - это не пустой звук для верующего (и даже маловерного!) сердца! Она выше всей этой суеты с политикой и деньгами. Она нас только и способна соединить. Но мало кто готов спуститься пусть на несколько ступенечек со своего гордого крылечка, чтобы повторить хотя б ту малую малость, что есть в песне Шевчука:

"Отпустил попам грехи я,
Чтоб они мне отмолили
Всё, что я с друзьями выпил..."

Нужно сохранить в себе хоть капельку любви и веры живой... Иначе - всё покажется плохо.