July 1st, 2005

(no subject)

К спорам о "фомовской" статье "Возненавидь отца и мать?", разгоревшимся в сообществе "антирелиджн".

Я по образованию историк, и нас учили методам объективного анализа источников. Вот, я беру источник - Евангелие. Там есть такие слова, и мне пытаются доказать, что слово "возненавидь" означает бытовую ненависть к родителям. И начинаю читать.

Оказывается, Христос жил в послушании у родителей, оказывается, Он по просьбе родителей и родственников воскрешал детей, оказывается, Он в момент страшных мук собирал силы, чтобы просить апостола Иоанна принять Богородицу к себе как родную мать. ГДЕ бытовая ненависть?? Я должен найти объяснение - я его нахожу. Я понимаю, что означает эта заповедь - что бывает такой момент, когда никакие родственные чувства не должны быть причиной, чтобы предать Бога. И я - в контексте - воспринимаю эти слова. А иначе - объективное исслдование просто не позволяет.

Единственное иное объяснение - ошибочность и случайность этих слов. Такая версия имеет право на существование, но я её не разделяю, исходя из того же контекста, а также из важности буквально каждого слова Христа и для понимания жизни и истории Церки, и для духовного, нравственного образа христианина. А бытовая версия - результат варварского прочтения источника, и ничего более.

Тоже самое, например, со словом "раб", "раб Божий". У нас образ раба - это римские и греческие зеки на тяжких работах. А в Иудее такого рабства вообще не существовало, было долговое и имущественное рабство, было услужение. Существовало правило безусловного освобождения из рабства по истечении определённого срока. Раб мог стать фактическим членом семьи. Размыта была граница между понятием "раб" и "слуга" (помните в Евангелии "первосвященников раб именем Малх", участвовал в аресте Христа!). И самовосприятие раба было иное, во всяком случае, иудейского раба...

Да, для нас сейчас это шокирующее слово - но ведь ещё пару столетий назад мог быть такой человек как Савельич в пушкинской "Капитанской дочке"! Он совершенно иначе смотрел на своё положение! Каким же образом нам прочитывать тогда ту повесть, если мы не умеем чувствовать свой язык, не желаем знать ни историю языка, ни историю вообще?!

И тут, кстати, такой же яркий пример удержать аргумент против христиан вопреки очевидным фактам, тому же Евангелию. В конце концов, своих учеников-то Христос называл друзьями:

"Вы друзья мои, если исполняете то, что Я заповедую вам (эти слова идут после заповди любить Бога и друг друга - прим. моё). Я уже не называю вас рабами, ИБО РАБ НЕ ЗНАЕТ, ЧТО ДЕЛАЕТ ГОСПОДИН ЕГО, но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам всё, что слышал от Отца Моего" (Евангелие от Иоанна, гл.15).

Но оппоненты будут всё время стоять на этом "рабстве", и любые пояснения и указания проигнорируют. Но это же явный признак необъективности! Ну хочется как-то обозвать верующего - и словечко нашлось, и обзывайся. Но поймите: к истине это не имеет никакого отношения.

(no subject)

"Мешают ли джинсы спасению"
Ура! У моего друга и начальника книжка выходит!.. И отзывы хорошие

«Книга получилась искренняя, добрая и умная. Полагаю, это именно то, что нужно тем, кто пытается понять феномен христианской культуры».
Юрий Вяземский, автор и ведущий программы «Умницы и Умники», профессор

«Для образованного человека, нашедшего Истину, велик соблазн говорить с людьми ищущими, сомневающимися, со стороны своего знания. Владимир Легойда избежал этой ловушки. Он не претворяется ищущим в беседе со своим сомневающимся читателем. Он сам такой. Поэтому живая вера автора бьется в этой книжке, не случайно оказавшейся еще и сводом православного диалога в интеллектуальной среде наших дней."
Андрей Золотов, главный редактор журнала «Russian Profile»

«Нормальная книга. В смысле - написана человеком с нормальным образованием (то есть выше средне-университетского). С нормальной верой (нормальная вера – это когда православный еще и улыбается). С нормальным отношением к читателю (в смысле – без долбежной назидательности, а просто с желанием быть понятым даже теми, кто не согласится с автором). Автор не бьет в колокола и не включает тревожную сирену. Он работает в университете и на телевидении среди людей, которые скорее готовы поспорить, чем поверить. Верующему человеку трудно сохранить доброе отношение к сомневающемуся, не отвернуться и не оскорбить. Легойде это удается».
Диакон Андрей Кураев

Рекомендую!:) Подробности тут