Обращение к моим друзьям - любителям ЖЖшных ников!

Для журналиста, редактора "Фомы", который и ради личного интереса, и из интереса профессионального, старается завести как можно больше френдов, Живой Журнал -- это заколдованное место. В отличие от соцсетей.

С одной стороны, покидать его не хочется: тут многие люди все ещё пишут подробно и развернуто, как и принято в журналах. Это оооочень радует. И уходить не собираюсь.

А с другой: почти все довольствуются никами, и постоянно пытаешься понять или вспомнить, кто есть кто и либо попадаешь в дурацкую ситуацию при переписке, либо не знаешь, где и как человека найти, если он вдруг ЖЖ покинул. А френдов у меня... ну, скажем так, немало.

В связи с изложенным выше, моление:

Дорогие друзья (те, кому общение со мной небезразлично)! Может, как-то обозначитесь сообщением мне в личку? Кто вы в жизни и какие формы связи имеются (емейл, м.б. профиль в Контакте или на ФБ)? Чтобы я не краснел перед вами и мог как-то сориентироваться?
Очень буду признателен.



За фото спасибо Кире Выгривач :)

Святейший Патриарх Кирилл снова выступил против ювенального произвола

На сей раз беспокойство Русской Православной Церкви вызвал так называемый "законопроект Крашенинникова - Клишаса", предписывающий судам в 24 часа принимать решения об изъятии детей из семьи "при угрозе их жизни и здоровью" - то есть, по сути, по первому же доносу органов опеки, ибо провести квалифицированное судебное разбирательство в отводимые законопроектом 24 часа категорически невозможно. Как сообщает официоз Русской Православной Церкви - сайт "Патриархия.ру" - "Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл 28 сентября 2020 года направил председателю Государственной Думы ФС РФ В.В. Володину письмо, в котором призвал организовать широкое общественное обсуждение законопроекта № 986679-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», касающегося регулирования изъятия детей из семьи при угрозе их жизни и здоровью.






Председателю Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации В.В. Володину

Уважаемый Вячеслав Викторович!

Сердечно приветствую Вас с пожеланиями доброго здравия и помощи Божией в трудах.

В настоящее время в Государственную Думу внесен законопроект № 986679-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», касающийся регулирования изымания детей из семьи при непосредственной угрозе их жизни и здоровью.

Проблема необоснованного изъятия детей у их родителей является очень серьезной. Русская Православная Церковь неоднократно обращала внимание на необходимость обеспечения на законодательном уровне эффективной защиты граждан от необоснованного и/или незаконного вмешательства в семейную жизнь (в том числе и под предлогом защиты прав детей), борьбы с нередко встречающимся административным произволом органов опеки и попечительства и идеей усиления роли суда в принятии решений, затрагивающих интересы семьи.

Collapse )

Про онкологию.

"Встань и иди.
В продолжение моей вчерашней истории.
Получив отказ в лечении, в связи с отсутствием препарата, в течении 2, 5 часов я обзванивала горячие линии. Однако горячие линии, как, впрочем, и холодные, помочь мне ничем не могли, при всем своем желании и сочувствии к моей ситуации. [Spoiler (click to open)]
Как выяснилось, по причине нововведений - поскольку лекарство отсутствует не в аптеке по рецепту, а в самом лечебном учреждении, то ответственность несет это самое лечебное учреждение, а вовсе не горячая линия по обеспечению препаратами. Поясню: раньше в ОД (онкодиспансер) нам давали рецепт, мы рысили с ним в аптеку, получали бесплатный препарат, и шли обратно в ОД капаться. Система изменилась: теперь ОД 4 формально принадлежит 40 больнице, рецепт никто не выдает, а пациентов госпитализируют в дневном стационар ОД 4 (на полчаса капельниц) и капают тем, что есть в ОД 4, точнее, тем, что закупил так сказать, головной офис, то есть, 40ая больница. Больше ОД 4 не самостоятельная организация, а филиал 40ой больницы.
Здесь стоит напомнить: с недавних пор в Москве ВСЕ онкодиспансеры утратили свою значимость, став придатками больниц: 62ой, 40ой, Логинова, Плетнева, Боткинской и Первой Онкологической. Возможно, заложенное разумное зерно в такой реорганизации и есть, но пока мы его не увидели. Ровно так же, как ни мы, ни врачи на местах не увидели разумного зерна в выводе из системы ОМС возможности лечится в частных центрах – Медси, Семейной и тд. Раньше, если препарата на месте (в ОД) не было, врач давал форму в частную клинику, и пациент спокойно ехал и капался там. Но теперь все москвичи насильственно водворены в свои диспансеры/больницы по месту приписки (следующим шагом будут нашивки на рукавах, с адресом места лечения?), лишив таким образом, пациентов возможности выбора, подстраховки, и окончательно загрузив бедных химиотерапевтов на местах. Ведь все те, кто ранее лечился в частных клиниках по полису ОМС, вернулись в родные пенаты со словами, ай-ай-яй, дома и стены греют. И пусть вас не смущает, что врачи дико загружены, а препаратов нет. Приказ есть приказ. Умные люди составляли, государственные умы.
Так вот, вчера в родном ОД не оказалось ни Эрбитукса, ни Вектибикса… Только грустный лист ожидания с бесконечной возможностью ожидания. Ни тебе Медси, ни тебе Семейной, никаких альтернатив – только лист ожидания.
Поняв тщетность добиться чего-то где-то на не имеющих отношения к проблеме линиях, я, наконец, дозвонилась в дневной стационар самой больницы номер 40. Где невежливая тётенька сказала мне дословно: «нету и не будет, звоните через неделю, а лучше через две» и многозначительно кинула трубку. Ни по одному телефону 40 больницы никто не отвечает за обеспечение, это вообще не в их компетенции, насколько я поняла, всех шлют в дневной стационар, где лаконично объясняют «вы держитесь там, всего вам хорошего».
Вот с этого момента я вскипела. Если чуть раньше я хладнокровно и разумно прикидывала варианты, где разжиться дозой, то здесь меня сорвало. Я больше не хотела разжиться дозой, я хотела понять, почему со мной обращаются с брезгливым снисхождением, как с обгадившимся зеком-крысой. Первым делом я разослала уже печально известные по первому посту письма. Опыт боев за Эрбитукс у меня имеется, так что необходимое письменное оружие практически всегда наготове. Я внесла необходимые правки и уведомила господ Президента, Мэра, Министра, а также прочих государственных мужей о том, что права мои нарушены, а умирать в силу этого я не очень хочу. Я умру и без препон, тщательно и регулярно учиняемых мне системой. Не надо меня торопить, я еще не все сказала.
Но рассылка писем меня не утешила, поскольку результат от писем не может быть достигнут в кратчайшие сроки. А получить препарат мне необходимо с перерывом не более недели от планового вливания.
И я снова взялась за телефон. Но теперь я не была просителем, я не была даже требователем. Набрав на горячую линию мэра, я попросила дать мне возможность пообщаться с ним или Министром здравоохранения, или на худой конец, чиновником, способным решить мою проблему. Оператор не могла предоставить мне такой возможности, и я попросила ее записать мои данные, потому что – СЕЙЧАС Я НАЧНУ УГРОЖАТЬ. Оператор напряглась и честно призналась, что помочь мне хочет, но не может ни технически, ни информативно. Она просила меня не угрожать, лихорадочно пытаясь соединится с кем-то. Простите меня, незнакомая женщина. Ведь в силу вашей работы вы не имеете права повесить трубку, когда вона че, какие дела. Правда, она натолкнула меня на весьма оригинальную мысль. Позвонить в приемную главврача 40 больницы. Где со мной сначала не очень хотели вести светские беседы, потому что не в их компетенции. Мой второй звонок начался с уже обкатанной схемы: девушка, пишите мой адрес, паспортные данные, телефон, потому что СЕЙЧАС Я НАЧНУ УГРОЖАТЬ. Есть два варианта развития событий, сказала я ей. Или вы решаете мою проблему в течении часа, или я еду к вам со СМИ и одиночным пикетом. Я журналист, и в своей жалобе на необеспечение меня препаратом я ловко вверну г-на Навального, Белоруссию, и прочие интересные социально-политические события. А для усиления эффекта, сейчас я немножко поугрожаю, причем так тонко, что притянуть меня будет невозможно, хотя полицию вам лучше все-таки вызвать, мало ли ненормальных. Девушка неожиданно вспомнила, что мой вопрос все же в их компетенции. И обещала со мной очень быстро свяжутся.
В ожидании звонка, я позвонила на еще один телефон Департамента Здравоохранения, где нашлась удивительно разумная и милая женщина, с которой было достаточно поговорить вполне по-человечески.
И как только мы закончили беседу, мне перезвонили… И вопрос был решен. Ура. Всем спасибо. Правда, спасибо. Нашелся препарат. Не знаю какой, но нашелся.
Вам весело было? Ведь из самой страшной ситуации умею сделать\написать/рассказать веселую стебную историю про себя.
Но самое страшное в другом. Не в том, что я рассказала. Страшно, что вопрос решается вот таким силовым, шантажным способом. Не надо мне лгать в глаза, мол, мы бы решили ваш вопрос, даже если бы вы, Ульяна, не стали поднимать шум, конечно же мы бы вас прокапали вот прямо скоро. Не надо мне ВРАТЬ и говорить, что у нас с онкологией все лучше и лучше, и что для пациентов создаются отличные условия, и что ваш вопрос – это вообще не вопрос. «Для вас, козлов, подземные переходы построили, а вы все под машину лезете». «Надо же какой вежливый олигарх, и мою фамилию знает» - подумал старенький Козлов, вылезая из-под колес роскошного автомобиля, переехавшего Козлова на зеленом человечке… (с).
Для нас козлов не нужно строить подземные переходы. Нас просто не надо переезжать на пешеходном переходе на зеленый для пешехода свет.
Страшно за нас за всех.
Я пока еще – могу встать и пойти. И говорить. И требовать. Большинство – не может. Не может, не умеет, боится.
Насколько же мы молчаливые и робкие, насколько мы привыкли, что из нас делают терпил. Это абсурд – просить того, что положено по закону, что гарантировано Конституцией, просить ЛЕЧЕНИЯ, черт возьми, в стране, которая говорит о себе, как о гуманном и социальном государстве.
……………………………………………………………………………………….
Я точно знаю, что придет время, когда я не смогу встать и пойти. И вот за это время мне особенно страшно. Поэтому и хочу выступить за всех тех, кто не может, не умеет, боится.
……………………………………………………………………………………….
Умный человек подсказал решение – подать иск в суд… Хорошие люди подарили дорогостоящий Эрбитукс – хотя сами очень нуждаются в помощи и поддержке….
Отдельно хочу поблагодарить моих врачей, которые оказывают мне огромную поддержку. Спасибо вам и низкий поклон. Вам не легче, чем нам.https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=667286137221199&id=100018194550325

_____________
Но "затравили" у нас, конечно, медфункционеров, да....
перед монитором

Крапивин

В день смерти Крапивина по просьбе "фомовцев" написал в память о нем небольшую зарисовку, а вчера она была выложена на сайт.
Буквально за день до ухода В.П. я неожиданно для себя начал под настроение перечитывать трилогию "Острова и капитаны", так что известие о смерти застало меня во время погружения в мир его детства.

Ушедший по Дороге

Умер Владислав Крапивин.
Для меня это человек, который определил главный вектор моей жизни. Я начал его читать лет с 10-11, и это было не просто чтение для развлечения — в крапивинских книгах я ощущал присутствие некой высшей правды, они стали для меня чем-то большим, чем художественная литература. Был в моём отрочестве один жизненный поворот, когда я, под влиянием книг Крапивина, назвал вещи своими именами, назвал подлость подлостью, вступив при этом в конфликт с взрослым человеком, способным сделать мне много неприятностей. И вышло так, что на отрезке в несколько лет я эти неприятности действительно получил, но так промыслительно сложилось, что это уберегло меня от гораздо большей беды, возможно, и от гибели. Подробностей не будет, это очень личное.
В 17 лет я написал Крапивину письмо, где сказал, что люблю его книги, сам пробую писать стихи и прозу, просил его советов. И он мне ответил. Можно назвать это благословением на литературное творчество.
Надо ли говорить, с каким интересом я читал всё, что выходило у Крапивина? Сколько стихов я написал в молодости, навеянных его книгами! Он снился мне даже, и до сих пор мне изредка снится, как я читаю множество крапивинских книг, замечательных, которых наяву нет. Моё решение стать учителем тоже выросло на этой почве.
В живую мы с ним познакомились в 1995 году, я тогда был членом клуба «Лоцман», изучающего и пропагандирующего крапивинское творчество. Тогда же я начал писать статьи о его произведениях, что-то печаталось в издаваемом «Лоцманом» альманахе «Та сторона», что-то так и осталось неопубликованным.
Когда в 2002 году у меня вышли первые мои книги, «Корпус» и «Круги в пустоте», я, конечно, послал их ему в Екатеринбург. Надписав «Владиславу Крапивину, моему заочному учителю в литературе и в жизни». И он мне позвонил, ему очень понравилось. С тех пор мы начали перезваниваться.
Был в наших отношениях и период охлаждения, когда Владиславу Петровичу сильно не понравился мой (точнее, написанный в соавторстве с Алексеем Соколовым) роман «Струна». У нас состоялся долгий разговор, в котором выявились наши мировоззренческие расхождения. Это, сразу скажу, не касалось религии, там другое — об опасностях «детозащиты». На мой взгляд, Владислав Петрович их недооценивал.
Спустя несколько лет отношения восстановились, непонятки и обидки перегорели, мы снова стали общаться. Последний раз я звонил Крапивину три года назад, мы говорили о моей только что написанной тогда подростковой трилогии «Детям до шестнадцати». К сожалению, прочитать огромный объём текста он оказался не готов из-за проблем со зрением (ему уже было нельзя читать более нескольких страниц в день), но идею и проблематику одобрил.
...Если говорить о самом главном событии моей жизни — то это, конечно, обращение к Богу, крещение. Осень 1992 года. И я и тогда был уверен, и сейчас полагаю, что в значительной мере тут сыграли роль крапивинские книги. Та высшая правда, которую я в них с детства ощущал, была ведь неким отзвуком, отражением правды Божией, которую Владислав Петрович, не будучи воцерковленным христианином, интуитивно чувствовал и воплощал в творчестве.
И вот сегодня его не стало. Кажется, что внутри у меня погасла некая лампочка, что темноты во мне стало больше. Но умом я понимаю, что в высшем смысле Владислав Петрович жив. Не только в своих книгах, но и жива его бессмертная душа, которая сейчас идёт по Дороге (кто понимает этот символ крапивинских книг, тот понимает, кто не в теме, то слишком долго объяснять). И там, на Дороге, ему очень нужна наша молитва. И частная, и литургическая (он был крещён в Православии).
А когда-нибудь мы с ним там, на Дороге, встретимся.

https://foma.ru/ushedshij-po-doroge-umer-vladislav-krapivin.html
она же

Святые Горы, 1941, 1944

13 июля 1944 года
От Советского Информбюро
Западнее города НОВОРЖЕВ наши войска овладели районным центром Калининской области ПУШКИНСКИЕ ГОРЫ, а также с боями заняли более 30 других населённых пунктов, в том числе крупные населённые пункты ВОРОНИЧ, ЛУГОВКА, АСТАХНОВО, ГАРИНО, ЧУХНЫ и железнодорожная станция ТРИГОРСКАЯ.




Collapse )

Доехать на трамвае до собственного дома, но в 1940-м...

Удивительное ощущение от этого фото 1940 года.
Комсомольской. Площади трёх вокзалов.
Когда знаешь, что твои родные (не все, конечно) жили в те времена совсем рядом. Там, где и сам потом буду жить в детстве. И теоретически достаточно просто сесть на вот этот самый трамвай, и он (если не увезёт в Сокольники) возможно, повернёт направо, в сторону Ольховки.

Сойти на нужной остановке. Войти в зелёный, с множеством деревьев, двор на Бауманской, где несколько крепких сосновых домов, среди которых в первом ряду наш дом 7"а". Подняться по лестнице на второй этаж (квартира 3, коммунальная), позвонить в дверь...

Но — что дальше?... Меня ведь ещё нет для вас. А вы для меня навсегда живы. И погибший от вести о страшной Войне прадед. И дед, убитый в конце 1942, во время боёв с итальянцами и немцами у станицы Лозовская. Я их не видел, но они в сердце. И те, кого успел, застал, полюбил, вместил. Кто уйдёт намного позднее: прабабушка Сима, бабушка Ира, дядя Вадим, дядя (хотя дедушка, конечно) Володя... Хотя дедушка, конечно, а не дядя. Двоюродный. Владимир Михайлович Зельдин.

Ушли уже и они. А там, в том году, все есть, и все — дома. Там ещё нет моего папы, который родится в 1942 году...

Как странно.

+


(фото кликабельно)

Великие сооружения: Храм Святой Софии в Константинополе

К вопросу о заявлении Патриарха Кирилла https://clck.ru/PVGrq предлагаю вспомнить или понять, что такое "Святая София". Советую обязательно прочесть публикацию, которая опубликована на сайте журнала "Фома", там много полезной и интересной информации. Читаем то, что собрал для нас Кирилл Баглай:

Софийский собор назван не в честь святой Софии, как можно было бы подумать, а в честь Иисуса Христа.
По гречески Σοφία — «мудрость».  Апостол Павел в своем послании прямо говорит об Иисусе Христе как о Божьей Силе и Божьей Премудрости(1 Кор 1:24).

Досье собора:

Строительство: 532–537 годы

Закладка камня: 23 февраля 532 года

Освящение: 27 декабря 537 года

Архитектурный стиль: Переходный от базиликального к крестово-купольному храму

Основатель: император Юстиниан I

Авторы проекта и архитекторы:
Исидор Милетский и Анфимий Тралльский

Статус: музей Айя-София

История:

В 532 году во время восстания сгорел главный храм Константинополя. Через 40 дней после подавления мятежа император Юстиниан начал строительство Софийского собора, который должен был показать мощь Византийской империи и укрепить его позиции на троне. Через 5 лет и 10 месяцев собор торжественно освятил Константинопольский патриарх Мина. До XV века Софийский собор оставался главным храмом не только Византийской империи, но и всего христианского мира. В 1453 году турки захватили Константинополь, город был переименован в Стамбул и превратили храм в мечеть, а в 1934 году Софийский собор стал музеем и службы в нем больше не проводятся. Но ситуация в любой момент может измениться: есть решение снова вернуть Святой Софии статус мечети.

Как найти собор святой Софии (скачать карту):

Адрес: Sultan Ahmet Mahallesi, Ayasofya Meydanı, 34122 Fatih/İstanbul, Турция

Архитектурные особенности собора:

Над алтарной частью находится мозаика с изображением Богородицы на троне, в руках которой младенец Христос. Это первая фигурная мозаика, созданная в IX веке после периода иконоборчества.

Чтобы облегчить купол, использовали кирпич из белой губчатой глины, которую добывали на острове Родос. Такой кирпич весил в 12 раз легче обычного.

Давление купола (1) рассеивается с помощью полукуполов (2), которые, в свою очередь, опираются на «четверти» (3). Таким образом, нагрузка равномерно распределяется на всю конструкцию. За счет отсутствия колонн прямо под куполом пространство визуально увеличивается в размерах и купол как будто «парит» в воздухе.

Во внутреннем дворе храма стояла квадрига бронзовых коней скульптора Лисиппа (приблизительно IV век до Р. Х.). Изначально она находилась в Коринфе, но потом ее перевезли в Рим, а оттуда в Константинополь. В 1204 году храм разграбили крестоносцы и увезли скульп­туру с собой. Ее установили на фасаде собора святого Марка в Венеции. Сейчас на их месте стоят точные копии, оригинал находится в музее собора. До сих пор остается неизвестным точный состав сплава, из которого отлита скульптура.

Фреска с императором Львом VI (816–912) находится над царскими вратами — входом в храм, которым пользовался только император. В центре изображен Иисус Христос, слева внизу на коленях стоит император Лев VI. Это нехарактерное изображение для правителя Византийской империи. Исследователи предполагают, что оно связано с четвертым неканоническим браком императора, после которого патриарх отказал ему в венчании и не пустил в храм.

В храм святой Софии из Рима привезли восемь порфировых колонн (темно-красного цвета), взятых из храма Солнца. Из Эфеса доставили восемь колонн из зеленого мрамора, которые стояли раньше в храме Артемиды. Есть предположение, что история с колоннами — позднейшая легенда.

+

Целиком: https://foma.ru/velikie-sooruzheniya-hram-svyatoy-sofii-v-stambule.html

Как борьба «за чистоту веры» может довести до раскола -- уроки истории

Фрагмент статьи, которую настоятельно советую прочесть целиком на сайте журнала "Фома", здесь.

Святитель Киприан Карфагенский (который в свой срок с необычайным мужеством примет мученическую кончину) назвал раскол таким тяжким грехом, который не смывает даже мученическая кровь: ведь «основатели и руководители раскола, нарушая единство Церкви, противодействуют Христу, и не только второй раз Его распинают, но раздирают Тело Христово».
Как же это, спрашивается, борьба смелых людей за чистоту веры может привести их в раскол? Ответим примером из жития самого святителя Киприана.

В одну из волн преследования христиан Святитель увидел волю Божию в том, чтобы удалиться из Карфагена, укрыться, но тем самым не дать обезглавить церковь, сохранить управление своей паствой. Когда гонения пошли на убыль, враги Киприана решили использовать отъезд против него. Дело в том, что некоторые отпавшие во время репрессий стали просить вернуть их в Церковь. Но не архиерея, а тех исповедников, которые пострадали, и при этом по разным причинам остались живы.

Киприан настаивал, что этот вопрос должен быть решён не под нажимом "авторитетных" людей, а решением епископа, после того, как тот убедится в искренности раскаяния. В ответ противники святителя начали дискредитировать его и стали призывать церковный народ к неповиновению. Однако большинство людей не пошли за ними. Действия провокаторов раскола в итоге были осуждены решением Поместного собора, а раскольники окончательно отлучены от Церкви.

В те же годы, когда в Карфагене спорили по поводу правомерности действий святителя (будущего свяшенномученика) Киприана, в Риме появился пресвитер по имени Новациан, который, напротив, категорически возражал против принятия обратно в Церковь тех, кто не выдержал давления гонителей и дал слабину. Этот Новациан стал основоположником движения, участников которого стали называть новацианами, катарами (или кафарами -- от греческого καθαροί — «чистые»).
Главной мишенью для Новациана был римский папа Корнилий, считавший, что Церковь должна прощать и принимать в общение всех, кто отпал, если те искренне покаются. К Новациану примкнули и некоторые другие религиозные движения, захваченные идеями духовного совершенствования и требовавшие от своих членов безупречно чистой и нравственной жизни. Те же монтанисты, например. А также почитатели карфагенского пресвитера Новата. Одного из тех самых непримиримых критиков святителя Киприана (у которого он - как священник - должен был находиться в послушании).

Всех этих религиозных деятелей объединяли две черты. Во-первых, представление о Церкви как «обществе святых» и безупречно чистых христиан. И во-вторых, свойственное всем раскольникам нежелание подчиняться епископам, если те не разделяют их убеждение. Довольно быстро новациане откололись от Римской Церкви, в недрах которой зародились, а их лидер объявил епископом... сам себя!

Почти полтора века церковные Соборы обсуждали, как быть с отколовшимися от Церкви поборниками «чистоты», и в конце концов признали их утратившими связь с Православием. Принимать раскаявшихся новациан обратно в Церковь было решено не иначе как через повторное совершение таинства Миропомазания. А Лаодикийский собор 364 года прямо назвал последователей Новациана еретиками, то есть людьми, исказившими учение христианской Церкви.

С одной стороны, они явно переоценили способность человека, принявшего Крещение, сопротивляться греху, потребовали от него немедленной святости, не захотели признать, что, прежде чем стать святым, всякий христианин должен потрудиться над собой. А с другой стороны, новациане недооценили милосердие и любовь Божию, Его готовность прощать кающегося грешника, о которой свидетельствует все Священное Писание, от Ветхого Завета до Нового (например: Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю; если будут красны, как пурпур, — как вóлну убелю (Ис 1:18); Приходящего ко Мне не изгоню вон (Ин 6:37); Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию (Мк 2:17), и многие другие места).

Читать целиком...