?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Из маминых рассказов Ольги Юревич

ПУСТЬ РАСЦВЕТАЮТ ВСЕ "ЦВЕТОЧКИ" Сказау – и сказау


Чудесный человек есть в нашей церкви. Тридцатитрехлетний Андрей. Всех нас ласково называет сестричками, никогда не откажет в помощи, ходит на все службы. Часто приходит ко мне, предлагает свою помощь. Я, конечно, не отказываюсь. Батюшка целыми днями и ночами в делах и заботах, единственный мужчина в доме – четырехлетний Родион…
Вот и сегодня, в понедельник, Андрей установил в сервант вместо разбитого детьми стекла лист ДВП и сидит на кухне, ест домашний борщ. …Рассказывает, как вчера ходил после службы на кладбище гулять и увидел свою могилу.
– Свою? – переспрашиваю я.
– Ну, нет. Имя, отчество – мои, а фамилия не моя. Год рождения опять мой. И так грустно стало: вместо креста на пирамидке звезда. Я написал на листочке «Мама, поставь мне крест» и сунул за табличку.
Слушать это было жутковато. А на следующий день в церковь приехали люди с работы Андрея и рассказали, что он погиб. Во время припадка (Андрей страдал чем-то вроде эпилепсии) он упал и стукнулся виском об угол стола.
Хоронили его наш приход и организация, где он работал. Причем, на работе ему приобрели пирамидку со звездой, но после рассказа о том, какую записку он написал накануне, на могилу поставили большой деревянный крест, сделанный в церкви. От родителей пришла телеграмма, что приехать на похороны они не могут. Андрея все очень любили, и на отпевание и поминки собралось много народа.
Шел Великий пост. Служба каждый день, усталость, масса дел. На девятый день помянули Андрея в трапезной и разошлись. У меня еще мелькнула мысль рассчитать сороковой день, но понадеялась на прихожан – столько их было на отпевании.
И вот как-то в воскресенье я собираю детей в церковь, а Родион вдруг говорит:
– Вари коливу (так он называл кутью).
– Зачем?
– Андрей говорит: «Ешьте коливу – меня вспоминайте».
– Какой Андрей? У него кто-то умер? (У нас в приходе несколько Андреев).
– Да нет, наш Андрей. Он сам умер.
Я с недоверием посмотрела на Родю. Но всё же рассказала батюшке. Тот сказал, чтобы сварила кутью и отнесла в церковь.
– Помянуть никогда нелишне.
Я сварила и в церковь пришла с мисочкой поминальной кутьи. Там подошла к одной «церковной бабушке», бабе Шуре, и спросила, когда сороковой день со смерти Андрея. Баба Шура всплеснула руками:
– Да вчера было!
– А кто-нибудь сороковины отмечал?
– Какое там! Три службы подряд, замотались.
– Ну хоть кутью-то сварили?
– Нет…
Я протянула мисочку:
– Вот Андрей просил кутью кушать и его поминать.
Придя домой, я долго тормошила Родиона:
– Как Андрей тебе про кутью сказал?
– Пришёу и сказау! (Родечка не выговаривал «л»).
– Но как?
А он непонимающе смотрел на меня своими зелеными глазами и всё повторял:
– Ну, сказау, и сказау.


Еще читать...

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
julia_dan
Aug. 3rd, 2007 03:58 pm (UTC)
здорово как! А где она продается? (в смысле - книжка О.Юревич)?
gurbolikov
Aug. 3rd, 2007 04:34 pm (UTC)
В Москве, боюсь, никак. Она была, кажется, в Красноярске напечатана... Если только у Александра Васильевича какой-то сделан заказ на книгу...
julia_dan
Aug. 3rd, 2007 04:46 pm (UTC)
Ага, спрошу у него. :)
alenka_ja
Aug. 4th, 2007 05:11 pm (UTC)
вот это Семья! сколько доверия друг другу... и рассказы замечательные, спасибо:)
( 4 comments — Leave a comment )

Tags

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner